montreal15 (montreal15) wrote,
montreal15
montreal15

Category:

Антибиотики, новые грани.

    Я никогда не скрывал своего двойственного отношения к антибиотикам, в частности, из-за их «темной» стороны, которая из блага превращается их в зло вселенского масштаба. Хорошо известно, когда это случается: при их бесконтрольном применении, при неоправданном назначении. А самое главное – при систематическом скармливании их скоту, в результате чего происходит быстрое распространение «супербактерий, устойчивых не только к любым видам антибиотиков, но и к их комбинациям».
        Но сегодня, я бы хотел остановится на не очень пока известном феномене: антибиотики как потенциальное мощнейшее антираковое средство.

     Возьмем, к примеру, один из давно и широко используемых антибиотиков доксициклин. Кто же его не знает! Мало кому на протяжении жизни не приходилось иметь с ним дело. Появившись в продаже аж в 1967 году, он и сегодня не потерял своей актуальности и используется при очень многих патологиях, таких как обычные прыщи, периодонтит, хламидиоз, болезни мочеполовой сферы и многих других. Помимо широкого спектра действия и минимального по меркам антибиотиков количества побочных эффектов и их тяжести (его можно принимать в течение шести месяцев за раз без серьезных побочных эффектов) у доксициклина есть еще одна важная особенность – период его полувыведения из организма составляет 22 часа при его 100% поглощении.
        Неплохие характеристики для антибиотика. Интересно только, кому пришло в голову использовать его при раковой терапии.
        Если быть уж совсем точным, то 12 летней дочери английского профессора итальянского происхождения Лизанти. Дело обстояло примерно так. По дороге в кино в компании жены Сотии, также биолога, и их дочери Камиллы, которой до смерти надоели скучные разговоры родителей и которая, желая от этого побыстрей избавится, предложила им немедленно решить все их проблемы, если только они согласятся также немедленно эти опостылевшие ей разговоры прекратить. Сказано – сделано. Простота вопроса: «Как вылечить рак?» – заставила малолетнее дарование только пожать плечами: «Что тут не ясного? Дать антибиотики!»
        Вот не зря же говорят, что устами ребенка глаголет истина. Дочь предложила как раз то, что родители-биологи давно искали, с тех пор, как пришли к пониманию того, что главная проблема неуязвимости рака связана с наличием в любой опухоли стволовых клеток – раковых стволовых клеток – CancerStemCell(CSC). Вернее, не само это понимание, в этом уже мало кто сомневался, а понимание того, что же эти клетки питает – именно этого никто пока точно сказать не мог. А они смогли, экспериментально показав, что в стволовых раковых клетках аномально высокая как митохондриальная масса, так и, естественно, энергия. Показали достаточно убедительно.
        Отлично, все так, но что с этим делать, как обнулить это преимущество? Очень просто. Как и предложила Камилла, с помощью антибиотика.
        Вот если бы мне, да что там мне – профессиональному онкобиологу предложить эту идею, то, боюсь, другой реакции кроме недоумения вряд ли можно было бы дождаться. Ведь хорошо известно, что антибиотики применяют для «разборок» с бактериями. Причем здесь митохондрии? А я бы, например, еще бы и сострил, вспомнив шутку времен распада Союза о вопросе профессора абитуриентке на экзамене при поступлении в аспирантуру Львовского университета: «А знает ли панечка, что Дева Мария была украинкой?» Но сейчас, после прослушивания лекции в Московском Университете д-ра Аркадия Прокопова о митохондриях и их ключевой роли в клеточном метаболизме, я бы от подобных острот воздержался (недавно поместил об этом пост https://montreal15.livejournal.com/52601.html, который, как мне кажется, мало у кого вызвал интерес, а напрасно. Там много чего затронуто важного, в частности, касательно природы митохондрий, единственной клеточной органеллы с собственной ДНК).
        Почему воздержался? Да потому что все это похоже на старый одесский анекдот, действие которого происходит на причале, где дама, глядя на теплоход «Юрий Гагарин», подробно рассказывает внуку о герое-космонавте, а стоящий рядом старый еврей не выдерживает и говорит: «Мадам, перестаньте морочить ребенку голову – это перекрашенный Лазарь Коганович». Вот после этой лекции мне тоже, как ребенку после разъяснений о перекраске теплохода, открылось, что мимикрирущие под обычные клеточные органеллы митохондрии – это на самом деле трансформированные и укоренившиеся в новой среде бактерии. А раз так, то что же может помешать антибиотикам по-своему с ними разобраться. Принципиально –  ничего.
        Примерно к такому заключению и пришла супружеская пара биологов. Благо, у них были все возможности это проверить, что они последовательно и сделали, не перепрыгивая через этапы. Сначала на клетках, на мышах и,  наконец, на реальных больных – участниках пилотного проекта. Оставляю  подробное описание первых двух этапов специалистам, а на пилотном проекте задержусь. 
        Первый «клеточный» этап интересен двумя моментами. Предположив, с подачи Камиллы, что на митохондрии можно эффективно воздействовать антибиотиками, включая те, которые уже были одобрены и представлены на рынке, Лизании и Сотия перенесли эту идею в лабораторию. Они проверили влияние обычных антибиотиков, таких как азитромицин и доксициклин, на опухолевый процесс в 12 различных клеточных линиях. И к их удивлению, антибиотики уничтожили стволовые раковые клетки CSCsво всех восьми исследованных типах рака, включая рак молочной железы, протоковый рак insitu, простаты, легкого, яичек, поджелудочной железы и даже меланому и глиобластому.
        Как позже признался Лисанти, они просто не ожидали, что все окажется так просто и эффективно. Открылась возможность элиминировать митохондрии безопасно и без побочных эффектов.
        А второй – курьезный – момент заставил меня рассмеяться над этой экстравагантной парой, включивших свою, на то момент 12-летнюю, дочь Камиллу в число авторов статьи в сугубо научном журнале Oncotarget, в которой предлагалось лечить рак как инфекционное заболевание, используя антибиотики, профили безопасности которых давно установлены.
        Теперь главное. Пилотный проект, вторая фаза клинических испытаний действия доксциклина на подавление митохондрий в стволовых раковых клетках молочной железы, которые были проведены в Университетской больнице в Пизе, Италия. (Полный текст статьи: https://www.frontiersin.org/articles/10.3389/fonc.2018.00452/full.). В испытаниях участвовало 15 пациентов с раком молочной железы, которые должны были быть прооперированы через две недели. Случайным образом их разбили на две группы: контрольная из шести участников и остальные девять, каждый из которых получал доксициклин (по 100 мг два раза в день) перорально в течение двух недель непосредственно перед операцией. В статье подробно описано, какие использовались биомаркеры для количественной оценки действия антибиотиков на изменения в стволовых раковых клетках. Как и ожидалось, никаких изменений в контрольной группе зафиксировано не было. Что же до тех, кто принимал участие в эксперименте, то здесь, напротив, у восьми из девяти участников произошло весьма значимое снижение биомаркеров: от 17 до 67 %. И это всего за две недели и без каких- либо побочных эффектов!
        Не знаю как вас, но меня эти результаты убедили, убедили настолько, что я уже заканчиваю двухнедельный курс приема доксициклина и могу подтвердить полное отсутствии по крайнем мере видимых побочных эффектов.
        Сказать также конкретно о маркерах, использованных в данных клинических испытаниях, пока не могу, поскольку они не входят в принятый здесь стандартный анализ крови.
Tags: # антибиотики и рак, Cтволовые раковые клетки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 28 comments