montreal15 (montreal15) wrote,
montreal15
montreal15

Categories:

Еще немного о зеленом чае

Вернемся к бойцам невидимого фронта, к фитохимии, к тем продуктам, где их особенно много, и где их антираковый потенциал особенно велик. Такие продукты  Dr. Richard Beliveau (Dr. RB)  предложил выделить в отдельный класс и назвать их NUTRACEUTICAL, прошу простить за сложность в произношении этого термина, не я придумал. Это сокращенная комбинация двух слов: nutr(itive) пищевой продукт + (pharm)aceutical- фармацевтический. Другими словами, этот термин относится к продуктам, обладающим фармацевтическим действием. В нашем случае это продукты содержащие большое количество одной или нескольких молекул с высоким антираковым потенциалом. Ежедневное их потребление означает получение своего рода фитохимиотерапии, которая в отличие от химиотерапии не имеет никаких разрушительных побочных эффектов.


Более того, раковые клетки при всех их невероятных способностях к адаптации не в состоянии  найти адекватного ответа на бесконечное многообразие сочетаний природных молекул, представляющих собой по сути многомерную структуру, т.е не может например появиться суперклетка, не чувствительная к воздействию комбинации многих полифенолов, содержащихся в зеленом чае. Но с другой стороны, ни один из фитохимикалов не является сильным клеточным ядом, быстроразрушающим раковые и к сожалению здоровые клетки. Эти синтетические яды, также кстати как и антибиотики являются одномерными системами. Да, убивают они быстро, но раковые клетки, также как бактерии и микробы  путем мутации генов  достаточно быстро находят адекватный ответ и уже эти новые суперклетки и бактерии становятся нечувствительны к воздействию химических препаратов. Вот в этом состоит принципиальное отличие двух терапий- химио и фито.
Не нужно только забывать, что это не разовая компания. Дело не может ограничиться недельным или месячным курсом - это ничего не дает. Для лечения и профилактики упомянутый  класс продуктов с трудным названием нужно включать в наше ежедневное меню. На первый взгляд звучит слегка устрашающе, но на самом деле ничего особенного, никаких сверхусилий не требуется.
Мой внутренний голос опять мне говорит: “короче, огласите весь список”. Пожалуйста. Помимо зеленого чая, куркумы и славного семейства крестоцветов, в его состав входят: соя, лук и чеснок, красное вино, ягоды, помидоры и Омега-3.
Согласно  Dr.RB три участника этого списка: зеленый чай, соевые бобы и куркума содержат наивысший уровень антираковых молекул, найденных в природе. Поэтому логично начать именно с них.
Про зеленый чай уже все или почти все сказано. Остался, правда один, но чрезвычайно важный вопрос: «Какова фармацевтическая доза его ударного кахетина EGCG?». Другими словами, какова ежедневная доза этого кахетина, позволяющая перевести зеленый чай из профилактической пищевой добавки в фармацевтический препарат?
В самом деле, зачем были бы нужны химические препараты, подавляющие рост сосудов с неизбежными побочными эффектами, если тот же результат но без побочных эффектов можно получить попивая чаек из блюдца. Весь вопрос: «сколько этого чая нужно выпить, как это можно определить и насколько это реально?».
Все сказанное относится не только к зеленому чаю, но в равной степени и ко всем остальным продуктам, вошедшим и не вошедшим в список Dr.RB.
Не будет преувеличением сказать, что надежное определение фармацевтической дозы антираковых молекул, входящих в состав различных продуктов, позволило бы коренным образом изменить весь подход к лечению онкологических заболеваний.
Очень, очень трудная задача. Ведь чем отличается даже самый плохой химический препарат со всеми его, зачастую, ужасными побочными эффектами от  такого замечательного фрукта, как виноград или еще лучше - хорошего красного вина, содержащих в больших количествах резвератрол (четыре позиции по классификации Dr.RB).
Да прежде всего тем, что любой химический препарат имеет точно определенную фармацевтическую дозу, это подразумевает, что прием больным определенного количества препарата обеспечивает заданную  концентрацию препарата в организме. Такая информация дорогого стоит. Исследования на клетках, на животных и, наконец,  три тура клинических испытаниях на людях - масса времени и денег.
Вот здесь приходится признать справедливость критиков альтернативной медицины, которые все чаще соглашаясь с доводами о наличие антираковых компаундов во многих обычных овощах и фруктах, не забывают при этом повторять, что они никогда не смогут заменить химические препараты, поскольку неизвестна их терапевтическая доза и еще более неопределенна реальность получения такой дозы.
Ну что же, на первый взгляд весьма убедительно. Если речь идет не о профилактике, а именно о курсе лечения, то как можно сравнивать химиотерапию, где вводят заданную дозу препарата, с фитотерапией, где неизвестна лечебная доза активного компонента, а следовательно и количества продукта, который нужно съесть или выпить.
Однако времена меняются, лед тронулся, господа присяжные. Несмотря на все трудности и препятствия, происходит движение в правильном направлении. Стоит только посмотреть на динамику клинических испытаний (на людях) эффективности различных природных соединений в лечении онкологических заболеваний. Только за последние десять лет количество таких испытаний выросло более чем в десять раз.  В этом можно легко убедиться полистав базу данных PubMed или  www.clinicaltrails.gov, где можно получить информацию на каждый момент времени о количестве клинических испытаний (на людях) природных антираковых средств.
На сегодняшний  день таких испытаний совсем немало - около 250. Основная масса исследований приходится на следующие природные соединения и продукты:  зеленый чай, куркума, Lycopene (томаты), Sulforaphane (семейство крестоцветов -брокколи, капуста и пр.), гранатовый сок, а также витамины Д, Е,С и селен.
Хотя процесс и пошел, но поручиться за скорый успех было бы слишком оптимистично. Большой бизнес вовсе не заинтересован в таком повороте событий. Если посмотреть внимательно, кто финансирует эти исследования, то получается не совсем понятная картина.
Казалось бы, логично видеть государство и его соответствующие институты, например национальный институт рака с его многомиллиардным бюджетом, главными спонсорами такого рода исследований. Ведь в конце концов именно государству приходится тратить огромные бюджетные средства на нужды здравоохранения.
Сравнительно недавно (10-15 лет назад) так оно и было. На долю национального института рака (США) приходилось 80% средств, выделяемых на эти исследования. Но в наши дни картина разительным образом изменилась. Сейчас эта доля сократилась до 25%, остальное приходится главным образом на крупные фармацевтические компании.
Но кто платит деньги, тот и музыку заказывает. И вот со страниц газет и телевизионных экранов нам рассказывают о  научных исследованиях, выполненными весьма солидными и уважаемыми организациями, типа института Джона Хопкинса в Нью-Йорке. В этих исследованиях не обнаруживается, например, никакой взаимосвязи между потреблением зеленого чая и развитием онкологического заболевания. Таких научных репортажей, задающих широкой публике определенный настрой и формирующих общественное мнение о сомнительности, бесполезности и даже пагубности альтернативной медицины, появляется довольно много.

И нельзя сказать, что работы эти сфабрикованы или фальсифицированы, нет, выполнены весьма профессионально, опубликованы в рецензируемых солидных журналах - не придерешься. Они говорят правду, только не всю. Часть правды без которой эти работы не имеют никакого смысла, если только не считать смыслом умышленную дезинформацию нас с Вами, остается за кадром.
Как это делается. Очень удобно рассмотреть механизм одурачивания как раз на примере зеленого чая, для которого, по счастью, уже получены убедительные данные,  показывающие скрытую от нас часть правды. Если бы авторы этих сенсационных исследований потрудились слегка изменить название своих работ и вместо того чтобы писать “что они не обнаружили никакой связи между потреблением зеленого чая и онкологическими заболеваниями (как в плане предупреждения, так и его развития)”, написали бы, что такой связи они не обнаружили при том уровне потребления зеленого чая, который использовался  в этих исследованиях - тогда никаких претензий к ним не было бы.
Давайте посмотрим сколько EGCG (главный антираковый компонент зеленого чая) содержится в чашке китайского зеленого чая,  упомянутом в нашем примере.

Всего 0.5 мг: не густо. А ведь такой чай и пьют в основной массе китайские товарищи. Именно на их поведенческих привычках эти исследования базировались.
Но вот если зайти в www.clinicaltrials.gov , то не составит труда обнаружить целый ряд работ с результатами клинических испытаний(на людях) показывающих при каком количестве потребления EGCG зеленый чай начинает оказывать терапевтическое действие.
Для рака простаты и молочной железы, например, это 800 мг, а для рака мочевого пузыря - аж 1200. Сколько же чашек чая нужно выпить среднестатистическому китайцу,  чтобы хотя бы отдаленно приблизиться  к этому уровню. Китайцы чай любят и пьют его много, по данным того же отчета в среднем 5 чашек в день, т.е. 2.5 мг EGCG. Такого количества может оказаться недостаточно даже для профилактических целей, не говоря уже о лечении.
Если еще раз вернуться к нашему примеру и пить правильно заваренный чай лучшего японского бренда и при этом не скупиться на заварке, то из одной чашки чая можно получить в лучшем случае около 50 мг EGCG - это уже что-то. Несколько чашек такого чая наверняка обеспечат профилактическую дозу.
А можно ли получить лечебную дозу? На первый взгляд как-то мало, ну кто в самом деле выдержит ежедневное шестнадцати и более чаепитие. Но здесь не следует забывать, что в вышеупомянутых клинических испытаниях, разумеется, в таких количествах чай никто не пил, а пациентам давали экстракт EGCG. С этим полифенолом (EGCG) нам кстати очень повезло- он достаточно хорошо экстрагируется и в отличие от ряда других антираковых природных соединений, хорошо усваивается организмом.
Использование экстракта в научных исследованиях более чем оправдано - это исключает массу побочных факторов, связанных с качеством и способом приготовления продукта. Но с другой стороны, антираковый потенциал отдельно взятого компаунда, в данном случае EGCG, совершенно не сопоставим с его потенциалом в составе продукта из которого он выделен.
В самом деле зеленый чай содержит сотни химических компаундов, примерно треть из которых полифенолы или кахетины, и помимо EGCG, есть еще по крайней мере пять принципиально важных кахетинов. И можно только догадываться как все эти химические соединения взаимодействуют и взаимно усиливают друг друга.
Поэтому есть все основания полагать, что лечебную дозу можно получить и с меньшим количеством EGCG. К сожалению, если речь идет не об экстракте EGCG, который вполне доступен, нельзя точно сказать какого количества EGCG будет достаточно для получения лечебной дозы.
Но безусловно, чем ближе мы приблизимся к упомянутых в этих исследованиях значениям, тем лучше.
Как раз находясь в процессе описания всех свойств зеленого чая и обнаружив случайно, что его запасы у меня на исходе, я отправился в японский магазин за пополнением. Все было как обычно - тот же улыбающийся знакомый продавец, те же до боли знакомые полки с разнообразными сортами чаев и я совсем было приготовился купить свой обычный набор, но почему- то уставился на стеклянную банку с зеленым порошком, которая сама очутилась у меня в руках. Мистика какая то. Зеленый порошок, больше похожий на  прессованную пудру, помещался не в как другие чаи в пакетах, а в герметично закрытой банке. Повертев ее в руках, я отправился за разъяснениями к моему японскому другу - продавцу.

Почему эта банка с зеленой пудрой стоит вместе с другими чаями? Если это чай, то почему я никогда его не видел, и почему он такой дорогой? Все разъяснилось — да, это чай, называется Матча, всегда стоял, там где стоит, а что до стоимости, то это еще не самый дорогой сорт. Чай этот уникален и не имеет аналогов, отличается от всех других сортов тем, что его не заваривают в традиционном понимании этого слова, а как бы растворяют в воде, получается что-то вроде бульона.
Не буду далее углубляться в описание этого уникального продукта - интернет полон восторженных комментариев. Но вот одно его качество - содержание EGCG - делает этот сорт чая незаменимым для любой антираковой терапии. Сравните - один грамм такого чая содержит 61мг  EGCG, тогда как элитный японский бренд Sencha -uchiyama - меньше 6 мг.  Другими словами, для достижения лечебной дозы даже без учета синергетики достаточно выпить 3-5 чашек чая в день - это каждому по плечу.

В том же интернете подробно описан способ приготовления напитка - совсем не так, как обычно. Не нужен заварной чайник, зато потребуется tea bowl (чаша или пиала), bamboo tea whisk ( что-то на подобии кисточки для бритья, сделанной из бамбука) и  bamboo scoop (бамбуковая мерная лопаточка). Для начала поместите бамбуковую кисточку на несколько минут в горячую воду для ее размягчения. Затем в чашу с помощью бамбуковой лопатки положите 3-5 порций Матча и залейте не кипятком, а горячей водой с температурой 75-85 градусов и бамбуковой кисточкой проделайте что-то вроде сбивания. Не мешать, а именно взбивать. Хозяйки знают, о чем я говорю. Практически все, остается только герметично закрыть банку и убрать ее в холодильник.


 

Tags: EGCG Matcha чай
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 31 comments