montreal15 (montreal15) wrote,
montreal15
montreal15

Category:

Попурри на тему

         Какую? Онкологии, конечно, какую же еще. А зачем в одном тексте объединять несколько разных, хотя и относящихся к одному предмету, тем? Так получилось, что в течение относительно короткого времени мне прислали несколько публикаций из разных источников, которые, с одной стороны, интересны и стоило бы о них сказать, но каждая из которых по отдельности не тянет на отдельный пост. Поэтому – попурри.


       С чего начнем? С последнего текста, который получил только сегодня из журнала Cancer Compass. Передовая статья с названием «Obesity-Linked Cancers On the Rise Among Young Americans» – «Среди молодых американцев наблюдается рост связанного с ожирением рака». Сказать, что авторы этим сообщением открыли Америку, трудно. Это далеко не первая работа такого рода, около года назад я рассказал о подобном исследование в посте «Молодящийся рак» https://montreal15.livejournal.com/39547.html. Скорее, это исследование привлекло внимание к проблеме, становящейся все более и более актуальной.

        Но не только поэтому стоит об этом здесь сказать. Нынешние исследователи еще раз конкретизировали проблему, показав, с какими именно видами рака ожирение ассоциируется наиболее часто. К сожалению, этот список оставляет очень мало оптимизма. О какой возрастной группе идет речь? О тех, кто, как принято считать, находится в самом «цветущем возрасте» – от 25 до 49 лет. Результаты широкомасштабного исследования показали, что среди 12 видов рака, так или иначе связанных с ожирением, наиболее ярко эта связь установлена для шести: поджелудочная железа, почки, множественная миелома или рак костного мозга, рак матки, рак желчного пузыря и толстого кишечника.

        Возможно, на базе результатов этих исследований American Cancer Society уже оперативно отреагировало, снизив рекомендуемый возраст для скрининга толстого кишечника с 50 до 45 лет. Но особенно удручают данные по одному из самых тяжелых видов рака – раку поджелудочной железы.

     Смотрите, какая пугающая динамика: годовая частота фиксации рака поджелудочной железы в Америке среди разных возрастных групп: 1% от 40 до 84 лет, около 3% среди тех, кому от 35 до 39 лет и, наконец, наиболее опасный возраст от 25 до 29 лет со ставкой 4%. Это реально много!

           Из двух вечных вопросов: «Кто виноват?» и «Что делать?» – ответа требует только второй, поскольку с первым все и так ясно. Что с ожирением, особенно ранним, делать? Вспомнить Зощенко: губит людей не пиво, губит людей вода. Не жиры, «хорошие жиры», ответственны за ожирение, а простые углеводы, в том числе, впрочем, и пиво. Все остальное, о чем бы я мог здесь сказать, и так хорошо известно, поэтому переходим к следующей теме.

          Токсины – проблема тем более не новая и еще более угрожающая, причем для любого возраста. Здесь она также не раз поднималась, но к ней можно и нужно возвращаться постоянно. Токсины – как сама бесконечность, причем непрерывно и быстро расширяющаяся. Никому не известно, где они кончаются, границы их даже не просматриваются. Остановлюсь на тех из них, которые достаточно хорошо изучены и ущерб от которых есть способы нейтрализовать.

Чтобы лучше понять масштабы проблемы, вдумайтесь в эти цифры: десять лет назад у среднестатистического немца в крови обнаруживалось 20 токсинов, концентрация которых превышала ПДУ (предельно допустимый уровень), а сейчас, спустя всего десять лет, уже 500!

         Сегодня остановимся лишь на двух токсинах, которые, по мнению ряда экспертов, оказывают особо разрушительное действие на организм, в особенности на головной мозг, включая шишковидную железу (эпифиз мозга) и клетки нервной системы. О них уже так или иначе здесь говорилось (https://montreal15.livejournal.com/46383.html – Glyphosate (Глифосат) и https://montreal15.livejournal.com/39077.html –Алюминий), но до сегодняшнего дня не было так очевидно, для меня, по крайнем мере, что они обладают таким разрушительным потенциалом. Самое неприятное, что эта «сладкая парочка» действует рука об руку, синергетически, хотя и сами по себе, по отдельности, еще тот подарок.

         Напомню, что глифосат – это синтетическое соединение, входящая в состав гербицидов, и уже есть множество исследований, доказывающие его канцерогенные свойства, в частности, его роль в возникновении и развитии рака иммунной системы – неходжкинской лимфомы.

Коварное соединение, но в чем его коварство? В том, что оно мимикрирует под очень полезное и необходимое нам соединение, составную часть белка – аминокислоту глицин и может занимать его место на поверхностях клеточных мембран, дезорганизую нормальную работу клетки. Но этим его гадкая роль не ограничивается.

      Глифосат, с одной стороны лишает нас поступающих из пищи микроэлементов, а с другой, соединяясь с алюминием, служит ему своего рода носителем-шаттлом для прохода через стенки кишечника и доставки его во все органы и ткани организма. Наибольший ущерб при этом наносится клеткам головного и спинного мозга. Также его мишенью становится еще один важнейший орган – щитовидная железа, где обнаруживается прямая связь между повышенным содержанием алюминия и низкой активностью щитовидной железы (hypothyroid)

         Понятно. А что с этим делать? Начнем с глифосата (не уверен в правильности перевода). Здесь я бы прислушался к совету, который получил Степа Лиходеев от знающего жизнь персонажа: лечить подобное подобным. Попросту нужно лишить этого притворялу глифосата возможности занимать чужие места на поверхности клеточных мембран, заполнив их законным владельцем – глицином. Проще всего это сделать, проведя небольшой курс приема порошка глицина по одной чайной ложке два раза в день в течение нескольких недель. Это несложное, недорогое и доступное, но крайне эффективное мероприятие позволит вытеснить глифосат из рецепторов клеточных мембран и отправить его восвояси вместе с мочой в унитаз, где ему самое место. Останавливаться на этом курсе не стоит, нужно только снизить дозу приема глицина до профилактического уровня, четверть чайной ложки один раз в день.

         А что делать с алюминием? Примерно тоже, что и с глифосатом. Если мы от него, глифосата, избавились, то уже одно это сильно осложнит жизнь алюминию, его возможности проникать в организм. Но от того, который там остался, нужно избавиться. Здесь нам может сильно помочь кремний.

      Откуда его взять? Есть много источников, очень высоко содержание кремния, например, в кинзе, еще большее – в экстракте кинзы; можно использовать добавку –липосомальную форму кремния BioSil

   Еще несколько доступных и достаточно эффективных способов удаления алюминия: выжать лимон в бутылку с водой и пить ее в течение дня или вместо лимона использовать яблочный уксус (яблочная кислота). Полезность этого простого действия не ограничивается только удалением алюминия. Эти новые привычки ваш организм, без сомнения, оценит.

        Следующий номер нашей сегодняшней программы – два похожих (на начальном этапе) вида рака: рак кожи и меланома. Начинаются они почти всегда одинаково, а вот заканчиваются, к сожалению, почти всегда по-разному.

     Сначала несколько сухих цифр, на этот раз не из американской, а из английской статистики, поскольку публикация пришла из Англии. В прошлом 2018 году здесь, в туманном Альбионе, было зафиксировано 142.000 новых случаев рака кожи, что вывело его на «почетное» первое место среди всех видов рака, и 16.000 случаев меланомы. Однако, в этом же году от рака кожи умерло 1.300 человек, т.е. 0,36%, а от меланомы за это же время – 2.285, т.е. около 14%.

         Схожесть и коварство этих двух видов рака состоит в том, что на начальном этапе они мало чем отличаются. А поскольку рак кожи уже давно приобрел репутацию незлобного, неопасного вида рака, настолько не опасного, то нередко его носителей отправляют уже даже не онкологам, а к кожникам или докторам общего профиля. Вот здесь-то и кроется засада: в шкуре достаточно безобидной овцы (рак кожи) может находится злобный волчище (меланома). Это без всяких шуток. Если этого волка не обнаружить на начальном этапе, то шансов на жизнь практически не останется.

         Не думайте, что я преувеличиваю. Суммарно мнение онкологического сообщества на этот счет выражено в этом коротком абзаце: «There are still no effective and satisfying treatments for melanoma tumours. Despite the large number of agents studied in advanced melanoma (https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC3513235/), the therapy standards have remained almost unchanged and outcomes continue to be poor» – «До сих пор нет эффективных и удовлетворительных методов лечения меланомы. Несмотря на большое количество препаратов, изученных при прогрессирующей меланоме, стандарты терапии практически не изменились, а результаты не внушают оптимизма (https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC4248054/#CIT0074)».

         Оптимизма не внушает и совсем не радует, поэтому, как водится, опять приходится вспомнить о том, чьими руками должны спастись утопающие. Утонуть все равно можно, как руками ни работай, но и пускать все на самотек – тоже не лучший выход.

Даже сегодня, говоря о раке кожи и меланоме, почему-то большинство онкологов, не говоря уже о доморощенных «специалистах», однобоко связывают эти виды рака с солнечным светом. И это несмотря на наличие огромного количества исследований, свидетельствующие как раз об обратном: недостаток (!) солнечного света увеличивает вероятность столкнуться с этими видами рака.

     Однако, все не так просто и однозначно. Это обоюдострый меч: с одной стороны, солнечный свет нам очень важен и нужен, в том числе для предотвращения рака кожи и особенно меланомы, а с другой – неправильное его использование может спровоцировать появление этих видов рака. Очень подробно,  детально об этом уже здесь писал https://montreal15.livejournal.com/19283.html. Чтобы закончить с солнечной темой, еще одна цитата из английской статьи, затрагивающей еще один важнейший, непосредственно связанный с солнцем фактор, о котором я не устаю здесь напоминать – витамин D.

«93% of people on diagnosis with melanoma have dangerously low vitamin D levels at around 15-20 ng/ml, according to research from St George's Hospital, London. increas According to Boston Medical School, healthy plasma levels should be between 75ng/ml and 150 ng/ml» – «93% людей с диагнозом меланомы имеют опасно низкий уровень витамина D. По результатам проведенных в лондонском госпитале Святого Георгия исследований – около 15-20 нг/мл, в то время как согласно Бостонской Медицинской Школе, нормальный уровень витамина D в плазме крови должен быть между 75 нг/мл и 150 нг/мл».

       С солнцем закончить никак не получается, потому что еще один серьезнейший фактор риска заполучить меланому – повышенное содержание эстрогена, о чем нас предупреждают не только в данном исследовании. Повышенное содержание эстрогена не прямо, но опосредованно связано с солнцем. Я здесь имею ввиду всевозможные кремы от или для загара. Конечно, не только они, но и они тоже, особенно под воздействием температуры и солнечного света. И скорее всего, авторы имеют ввиду т.н. хемоэстрогены – вот уж, действительно, проклятье прогресса.

         Гормоны – это бесконечно сложная, но очень важная, особенно в связи с онкологией, тема. Когда-то я набрался терпением, написал и поместил здесь аж два поста, которые, которые позднее модифицировал и объединил в один: https://montreal15.livejournal.com/38873.html. Хотелось бы надеяться, что он проливает какой-то свет на гормонный лабиринт. Но должен признать, что многие вопросы там остались за кадром. Один из них – мелатонин: https://montreal15.livejournal.com/20064.html. Его пониженный уровень связывают не только с этими видами рака, его комбинация с избыточным воздействием космических лучей и нарушением часового ритма образует «пакетную угрозу». Те, кто ей подвержен, а это в первую очередь пилоты, стюардессы и просто те, кто много времени проводит в самолетах – у всех у них аномально высокая степень риска не только заполучить меланому, но и рак простаты и груди.

          Что можно здесь еще сделать самому? По-хорошему, с этой рекомендации следовало бы начать: осматривать себя на регулярной основе, особенно тем, у кого на теле много родинок. Обычная родинка — это место, где пигментные клетки (меланоциты) растут кластерами. Как правило, это довольно безобидная вещь, но некоторые виды родинок имеют высокий риск превращения в раковые. (Диспластический невус – это более крупный, более плоский тип родинки, который может иметь несколько цветов: от розового до красного или до коричневого. В отличие от обычных родинок, у них неправильные края.) Другими словами, если возникнут малейшие подозрения, то не стоит их игнорировать. Самое лучшее, что можно сделать – обратиться к онкологу и провести исследование. На этой стадии, даже если родинка содержит клетки меланомы, но она не проросла внутрь, ее можно легко удалить без всяких последствий и дополнительной терапии. Поэтому, еще раз, не стоит полагаться в этом вопросе на мнение кожника или врача общего профиля – обязательно нужно показаться специалисту.

Tags: # рак кожи меланома, # токсины глифосат алюминий, ожирение и рак
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments