montreal15 (montreal15) wrote,
montreal15
montreal15

Category:

Картина маслом, или Вечный спор

Сегодня 4 февраля WorldCancerDay- Всемирный день борьбы против рака. С чем мы к нему подошли и что нас может ждать в будущем.

          Поговорим сегодня о вечном спор условных «физиков» и «лириков», где к физикам как к  представителям точных наук логично отнести сторонников ортодоксальной, так называемой «доказательной» онкологии, ну, а к лирикам, конечно, всех тех, кто избрал другой путь, так называемых «альтернативщиков».


О чем же они не устают спорить? Разумеется, о выборе правильного пути борьбы с онкомонстром. Споры эти идут постоянно на разных уровнях и с разной степенью интенсивности. А почему я только сейчас об этом пишу и что побудило меня сменить удобную, как некоторым кажется, созерцательную позицию и высказаться? На то есть несколько причин.
        Во-первых, многие уже давно и настойчиво просят меня определиться и более определенно обозначить свою позицию. Хотя, строго говоря, для тех кто читает этот блог, она и так достаточна понятна, я не раз высказывался на этот счет, например, в этом посте https://montreal15.livejournal.com/33590.htmlили еще раньше https://montreal15.livejournal.com/9985.html.
        А во-вторых, потому что именно сейчас  появился побудительный мотив в виде оживленной и острой, но при этом весьма уважительной и корректной дискуссии как раз на эту тему в комментариях к посту в моей фейсбучной группе «Онкология надежды». В этой дискуссии о целителе из Кыргызстана были затронуты и обсуждались очень часто повторяемые на самых различных дискуссионных площадках «за» и «против» классического и альтернативного подхода к лечению рака.
        Как полагают сторонники доказательной медицины, в том числе – доказательной онкологии, само понятие «доказательная» служит непробиваемым и бесспорным аргументом «за». Действительно, о чем тут спорить, если все доказано. А если задать несколько вопросов? Например, так ли уж все доказано? А если доказано, то что именно? Здесь, чтобы развеять всякие сомнения у собирательного Фомы неверующего, предлагают ему посмотреть на результаты применения классических методов онкологии (хирургия, химия и радиотерапия). Нам, говорят те самые сторонники доказательности, есть что предъявить, на что опереться – на объективные статистические данные, в то время как вы, сторонники иных подходов, ничего показать не можете, статистики-то у вас нет!
        Ну что же, логично, Ватсон, давайте посмотрим. Тем более что совсем недавно ведущие онкологические организации Америки, которых можно упрекнуть в чем угодно, но только не в желании преуменьшить результаты своей работы, подготовили и опубликовали ежегодный доклад «AnnualReporttotheNationontheStatusofCancer, partI: Nationalcancerstatistics», который я не оставил незамеченным https://montreal15.livejournal.com/43432.html. Достаточно посмотреть на приведенные там две итоговые таблицы, отражающие текущий (пятилетний период) тренд в изменении количества случаев смертности от разных видов рака среди мужчин и женщин, чтобы вся шелуха многословия этого отчета, призванная оправдать те гигантские суммы, которые постоянно вливаются в «официальную» онкологию, тут же спала и, как сквозь тришкин кафтан, обнажилась правда. А правда эта в том, что не в коня корм и за прошедшие годы никакого реального прогресса в методах ортодоксальной онкологии достигнуто не было. Более того, скорее можно говорить о регрессе!
        Обратимся теперь к методам лечения рака, находящиеся вне методов ортодоксальной онкологии.
        Я совершенно не случайно употребил целое предложение вместо того, чтобы просто сказать «альтернативных» методов. Для этого есть весьма веские причины. Само понятие «альтернативных» методов донельзя скомпрометировано, что только ими не называют – все, что не входит в традиционную онкологическую триаду. Мне кажется, что уже давно пора что-то с этим делать. Но что?
        Я бы рискнул предложить другое деление, использовав за базу термин «доказательная» онкология и провести деление в этих рамках: доказательная ортодоксальная онкология (ДОА) и доказательная неортодоксальная онкология (ДНОА), тогда сразу отпадут многие аргументы, используемые для маргинализации альтернативной онкологии.
        Конечно, это не идеальное решение, так как есть практикующие целители, у которых результаты есть, а никакой статистики нет, но такая терминология все-таки позволяет проводить сравнение в рамках одного поля. Правда, остается разная база данных для такого сравнения. Да и как же ей не быть, ведь с одной стороны – вся мощь государственной машины, а с другой – в лучшем случае данные, полученные в единичных клиниках или практики отдельных врачей.
        Статистические выборки, конечно, разные. Но! Есть и еще принципиальное различие: а каких больных эти выборки включают?! Упомянутая выше статистика не дифференцирует раковых больных по стадиям заболевания, из нее нельзя вычленить, с какой стадии началось лечение, приведшее к летальному исходу. Вычленить нельзя, но предположить, причем, обоснованно, можно. Конечно, при тех сдвигах в диагностике большинство больных обращались за помощью к врачам уже на ранних стадиях. А вот что касается пациентов, обратившихся за помощью к тем, кто практикует вне рамок ортодоксальной онкологии, то здесь и предполагать ничего не нужно: это почти всегда терминальная стадия. (Американцы, просто по законодательству не могли обращаться к тому же Гонсалесу, не исчерпав всех возможностей ортодоксальной доказательной онкологии. Звучит несколько издевательски, но так оно и есть.)
        С кого начнем альтернативную статистику? С практикующих врачей? Здесь первый, о ком я подумал – доктор Гонсалес и его учитель доктор Келли. Можно еще вернуться к началу прошлого века и вспомнить шотландского ученого доктора Джона Берда, который впервые открыл роль протеолитических энзимов в терапии рака, на которых, собственно, и базируется терапия и Келли, и Гонсалеса. А результаты? Вот фрагмент поста https://montreal15.livejournal.com/33386.html: «Пациенты доктора Гонсалеса, практикующего в Нью-Йорке, живут в среднем в три раза дольше тех, кто проходит курс химиотерапии, а совсем нередко преодолевают и пяти-, и десятилетние рубежи. Что же делает этот доктор? Его метод лечения базируется на трех составляющих: индивидуальная диета, очистка организма и, самое главное, протеолитические энзимы».
         Еще одна знаковая фигура – Доктор Будвиг. Ее метод, ее протокол помог очень многим больным, которых официальная онкология списала как безнадежных. Не будучи медицинским доктором, с другими пациентами она и не имела права работать. В ее статистике (около тысячи больных с более 90% случаев успешного лечения) сомневаться не приходится, поскольку она подтверждена несколькими судебными разбирательствами, в которых ей пришлось выступать ответчиком по искам немецкого онкологического сообщества. Эти иски, кстати, оно, общество, позорно проиграло.
        Но здесь напрашивается вполне естественный вопрос, который, кстати, мне очень часто задают: почему столь высокую эффективность протокола в наши дни редко когда можно встретить? Потому что эти «наши дни» совсем не те, что были во времена д-р Будвиг. А что изменилось? Ведь не так уж и много времени прошло – всего-то лет пятьдесят, ничтожный срок по историческим меркам. И все же за этот ничтожный срок произошли драматические изменения в окружающим нас мире, к которым наш организм, его защитные механизмы не смогли адаптироваться. Произошел экспоненциальный рост количества токсинов в окружающей среде. Таков, увы, результат технического прогресса. Вот лишь один пример: у кого пятьдесят лет назад были сотовые телефоны? много таких знаете? Драматически изменилось качество продуктов, которые нам приходится потреблять – результат химизации вкупе с индустриальными методами и генной инженерией. Нынешние эрзац-продукты совсем или почти совсем лишены того, что нашим клеткам нужно. Но, перефразируя отца народов, «другой окружающей среды у меня для вас нет» и в соответствии с новыми реалиями приходится как-то пытаться модифицировать строгий Будвиг-протокол. По сути, многие, помещенные здесь посты как раз и направлены на то, чтобы уменьшить негативные последствия изменения среды нашего обитания. Сюда входят и ключевые минералы, в первую очередь – сера и магний, необходимое количество которых уже невозможно получить из продуктов, и витамин Д, и само льняное масло, наконец. Еще раз напомню, что его качество критически важно для успеха протокола. А что под видом льняного масла продают? Часто кота в мешке. Поэтому так важно найти добросовестного производителя. Вот, например, недавно прислали ссылку на сайт https://maslodel.zone/maslo_lnyanoe. И, конечно, желательно добавлять в льняное масло 10% его СО2-экстракта.
        Еще один пример статистики, на этот раз о данных, полученных в швейцарской клинике под руководством д-ра Пфайфера. Подробно об этом  https://montreal15.livejournal.com/45142.html. Хотя в преамбуле своей лекции д-р Пфайфер говорит об интегральной онкологии, совмещающей ортодоксальную и неортодоксальную онкологию, но показательны результаты лечения тех пациентов, которым ортодоксальная онкология уже ничем помочь не могла. Во избежание любых подозрений в предвзятости, оценку результатов поручили независимой организации. Ниже отрывок из упомянутого выше поста:
        «Вновь вернемся к лекции профессора, к ее заключительной части, где он подводит итоги пятнадцатилетней работы своей клиники. Чтобы избежать любых подозрений в субъективности оценок, они наняли независимую аудиторскую компанию, которая в течение трех лет анализировала истории болезни около десяти тысяч пациентов с раком простаты и около трех тысяч – с раком груди. В рамках этого исследования они выделили определенные целевые группы, например, пациенты с раком простаты doublemetastasisdisease, что означает одновременное наличие метастазов в различных органах, например, метастазы в костях и легких или костях и лимфоузлах или, более редкое сочетание, в легких и лимфоузлах. Одна из таких целевых групп состояла исключительно из таких пациентов. Всего 494 больных, период наблюдения – с 2000 по 2013 год. Для 106 пациентов (21%) протокол оказался неэффективным, не остановил развития заболевания. Остальные 398 пациентов в той или иной степени положительно реагировали на применяемый протокол, действие которого не вызывало значимых побочных эффектов и не ухудшало качество жизни, а если сравнивать его со стандартными методами лечения, то пятилетний рубеж, судя по последнему приведенному графику, преодолели более 50% пациентов, что почти в 10 раз больше, чем при стандартном варианте, а 28 из 398 успешно преодолели десятилетний рубеж.»
  Какой из всего этого вывод? Прежде всего, показана несостоятельность, аргументов, на которые так часто ссылаются апологеты ортодоксальной онкологии, говоря о статистике как о царице доказательств. Царь-то не настоящий. Означает ли, что это достаточное основание отказываться от методов ортодоксальной онкологии? Думаю, пока нет. Почему, если в принципе неортодоксальные методы лучше? В принципе, да, лучше, и у меня нет никаких сомнений, что окончательное решение онкологической прблемы придет именно оттуда, из нетрадиционной онкологии. Но пока оно только в пути, и на сегодня все, что предлагает доказательная неортодоксальная онкология, обставлено множеством условий, главное из которых – полное вовлеченность самого больного в лечебный процесс и относительно субъективный выбор конкретного, действительно с доказанной эффективностью метода.
        Но смею предположить, что уже в обозримом будущем многое кардинально изменится, появится возможность относительно быстро и относительно по-хорошему (без значимых побочных эффектов) ликвидировать раковые образования. Если бы на эти направления были бы выделены тысячные доли тех средств, которые расходуются на развитие ортодоксальной онкологии, то результаты были бы в самое ближайшее время. Пока же приходится говорить об обозримом будущем, но оно все равно не за горами!






     

Tags: две онкологии
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments