montreal15 (montreal15) wrote,
montreal15
montreal15

Category:

Вернемся к опиатам Фитохимиотерапия

Как, опять? Только что столько о них сказали («Запретный плод»), неужели что-то новое обнаружилось?! Как сказать. Для меня – да, хотя новостью эту информацию и не назовешь. Опиаты в разном виде (таблетки, микстуры и даже свечи), но с одним и тем же действующим веществом – noscapine – давно и хорошо знакомы очень многим в качестве лекарства от кашля, продающегося, кстати, во многих странах без рецепта. Об этом все знают. Но как антираковый препарат это лекарство знакомо мало кому. Я вот, к примеру, об этом не знал.

Между тем это так, вопрос лишь в дозировке. Для перехода носкапина в его новое – антираковое – качество дозировка должна быть существенно большая, чем для лечения банального кашля.
Вот видите, не всегда у меня следуют длинные, для кого-то утомительные, предисловия (как в предыдущем посте) перед изложением сути. Сегодня – только аргументы и факты. И в самом деле, зачем воду в ступе толочь.
Уже начиная с 1959 года носкапин в качестве средства от кашля был рекомендован для замены широко в те времена применяемого кодеина. Но даже не с этого момента начинается его история. Где-то еще в позапрошлом веке (1893-1895 годах) медицинский эксперт Sir Robert Williams пришел к выводу, что своей способностью предотвращать и лечить малярию носкапин обязан входящей в его состав производной опиума, которая не вызывает привыкания.
Вот это последнее – «не вызывает привыкания» – позволило продавать носкапин как аспирин или адвил, то есть без рецепта, что на самом деле оказалось очень важным для продвижения носкапина уже в новом его качестве: не средства от кашля, а достаточно эффективного препарата для лечения рака. Любой продаваемый лекарственный препарат в самую первую очередь должен доказать свою относительную безопасность, и эта очень затратная как по времени, так и по финансам, но совершенно необходимая часть работы, без которой ни одно лекарственное средство не поступит в продажу. В случае с носкапином эта задача резко облегчается: уже есть очень большая доказательная база, ведь без малого 60 лет миллионы людей по всему миру использовали его практически без значимых побочных эффектов. Осталось только показать, что серьезное увеличение дозировки не меняет эту картину. И такие клинические испытания (две стадии клинических испытаний) были проведены с участием пациентов с non-Hodgkin’s lymphoma и chronic lymphocytic leukemia c целью установить эффективную и безопасную дозу для приема носкапина при терапии рака. И она была установлена в интервале от 1000 мг до 3000 мг в день. Попутно стоит заметить, что все принимавшие участие в этом исследовании пациенты уже перестали реагировать на различные варианты стандартной химиотерапии, а применение носкапина, напротив, дало заметный результат.
И что, такая эффективность носкапина ограничивается только различными формами лейкемии? Отнюдь. Есть множество публикаций, демонстрирующих аналогичный эффект его применения для самых разных видов рака, например, рака легких, простаты, молочной железы, яичников и мозга.
Но прежде чем двигаться дальше с развитием этой неординарной темы, в которую не так-то легко и поверить, давайте посмотрим, как это работает, какой механизм стоит за столь эффективным антираковым действием достаточно простого природного вещества. Да, с этим раком не соскучишься! Казалось бы, со сколькими механизмами антиракового действия как природных, так и синтезированных препаратов уже довелось встретится, вроде бы все уже описано, но нет! После носкапина никакой уверенности в том, что когда-нибудь ничего незамеченного больше не останется, у меня нет. Механизм действия носкапина довольно простой, и исходя из этого я пока не вижу каких-либо ограничений для использования носкапина вместе с другими терапиями рака.
Несколько вводных слов, касающихся процесса деления клетки.
Среди клеточных органелл есть так называемые крошечные трубочки (microtubules), которые там не всегда присутствуют, а синтезируется клеткой только тогда, когда она готова к делению. Сам процесс деления и роль микротрубочек здесь описывать большого смысла не имеет, но никакое деление клетки без этих самых микротрубочек произойти не может.
Но, с другой стороны, после завершения деления клетки они там больше не нужны, и клетка их утилизирует. А что случится, когда после деления они не только не будут утилизированы, но, напротив, их количество в клетке все время будет расти? Тогда вновь образовавшаяся клетка никогда уже не сможет не только вновь делится, но и просто продолжать нормально функционировать.
А именно это и происходит при попадании в организм носкапина. Красиво, однако.
И опять задаю себе один и тот же вопрос. Если все так хорошо, то почему же все так плохо?! Конкретизирую. Кому-нибудь из вас или тех, кого вы знаете, онкологи предлагали использовать носкапин? Поднимите, пожалуйста, руки. Почему-то мне кажется, что моря рук я не увижу. Почему?
Недавно я задал тот же вопрос на случайной встрече с урологом. Знает, но никому его не рекомендует. Да и как рекомендовать, ведь носкапин не получил одобрения FDA, пока не завершены его клинические испытания. Но минуточку! Его уже много лет применяют, в случае с раком нужна только иная доза, безопасность и эффективность которой уже подтверждена и, самое главное, при продвинутом раке простаты, как, впрочем, и при многих других видах рака, ортодоксальные методы ничего особо не предлагают.
Этот уролог следует общей позиции, но есть и исключения. Им оказался Dr. Israel Barken из San Diego, California, который пренебрег мнением онкологического истеблишмента и начал лечить пациентов с раком простаты, но не всех, а только тех, которые смогли получить от властей специальное разрешение, т.н. on compassionate use clearance. Понятно, кто его может получить: только тот, кому ортодоксальная медицина уже ничем помочь не может. Тем не менее это важный прецедент, которому, хотелось бы надеяться, могут последовать и другие онкологи.
Что касается Dr. Barken, то он, помимо своей подвижнической деятельности, которая не ограничивается сказанным выше (он создал сайт www.pcref.org, где любой желающий, независимо от места проживания, может зарегистрироваться и получить доступ к базе данных по использованию носкапина для лечения рака простаты), ведет исследовательскую работу, результаты которой были им доложены.
«On Feb. 15th, 2007, Dr. Barken made a presentation at the 17th International Prostate Cancer Update conference in Vail, Colorado. He presented the result of research demonstrating the effect of noscapine on aggressive human prostate cancer implanted in mice. The results of the study showed: 1.Significant inhibition of the growth of the primary tumor in the treated versus the untreated group. 2. Significantly less metastatic disease in the treated group compared to the untreated group». – В феврале 2017 года на 17 международной конференции, касающейся последних достижений в лечении рака простаты в Ваил, Колорадо, он представил результаты, демонстрирующие эффективность применения носкапина в отношении агрессивного рака простаты, имплантированного мышам.
«Significant inhibition of the growth of the primary tumor in the treated versus the untreated group. Significantly less metastatic disease in the treated group compared to the untreated group». – «Существенно замедляет рост первичной опухоли и количество метастазов при использовании терапии в сравнение с контрольной группой».
Я хотел бы повторится: уже есть многочисленные примеры успешного клинического использования носкапина при лечении различных видов рака, пока только на примере отдельных публикаций, но работы продолжаются.
Особенно в этом преуспели исследователи из Evory University, где выполнен цикл работ как на клетках, так и на животных, демонстрирующих высокую эффективность использования носкапина при терапии рака яичников, меланомы, мочевого пузыря и глиобластомы.
И наконец, рак молочной железы, где опыты на животных продемонстрировали 80-процентное уменьшение размеров опухоли всего за три недели при минимальной токсичности, и где еще раз отмечено, как особо важный фактор, что носкапин не теряет своей эффективности при приеме орально: «The initial study on noscapine by the scientists at Emory University led to some very promising findings. Treating animals which had been transplanted with human breast cancer tumors, they were able to reduce tumor volume by 80% within three weeks. Most importantly, this was done without any visible toxicity to the animals’ vital organs. The authors concluded that noscapine reduces tumor size quite dramatically, with no obvious weight loss nor any detected tissue toxicity after noscapine treatment. Conveniently, noscapine’s effectiveness could be achieved through oral administration».
Остается только сказать, как в заголовок попала фитохимиотерапия. С «фито» понятно – это же природная молекула. А причем здесь химиотерапия? А вот это почти детективная (не в смысле криминала) история о попытке коммерциализировать казалось бы совершенно безнадежный проект: извлечь выгоду от применения носкапина как антиракового препарата. Очевидное, совершенно непреодолимое препятствие – невозможность запатентовать природное, к тому же хорошо известное, соединение ученые из того же Evory University, как им казалось, успешно преодолели, получив в 2002 году патент не на действующее вещество (носкапин), а на методику его использования при терапии рака. Только где же найти такого дурака, который будет платить деньги за право пользоваться этой патентованной методикой?!
Еще немного подумав, ученые мужи решили, что чем они хуже фармбандитов, у которых в основе многих препаратов лежит слегка измененная синтезированная копия природных соединений. Ничем не хуже, а по мне так даже лучше. Так, пройдя тот же путь (внеся небольшие изменения) в 2004 году получили патент на синтезированную версию носкапина (U.S. Patent #6,673,814), который, по мнению авторов патента, от этого только выиграл ( https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/12644580). Не знаю, выиграли что-либо авторы от получения патента, но для нас это не важно, а важно то, что и без всяких улучшений носкапин может применяться для борьбы с раком и как отдельный препарат, и как составная часть практически любой антираковой терапии.
Несколько практических советов. Обычно для подавления кашля используют noscapine hydrochloride (Hcl), который, однако, при раковой терапии менее эффективен, чем оригинальный продукт. Dahlstrom, B., Mellstrand, T., Lofdahl, C.G., Johansson, M., Pharmacokinetic Properties of Noscapine, Eur. J. Clin. Pharmacol., 22(6):535-539 (1982)
В какой форме его нужно принимать? Здесь большой выбор: таблетки, капсулы или сироп, даже свечи и, конечно, возможны, но вряд ли оправданы внутривенные инъекции. Из-за низкого молекулярного веса носкапин сравнительно легко проникает через кожу и поэтому может применяться даже в виде мазей. Вопросы его безопасности и побочных эффектах уже осуждались, они конечно есть, но не идут ни в какое сравнение с ортодоксальными методами лечения рака.






Tags: # груди, # меланомы, # мозга, # мочевого пузыря, # носкапин, # простаты, # терапия рака, # яичников, #6
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 28 comments