montreal15 (montreal15) wrote,
montreal15
montreal15

Categories:

Надежная система из ненадежных элементов, или Как выжить в этом безумном мире токсинов.

Название этого поста – фраза, которая осталась у меня в глубинах памяти со времени изучения институтского курса электроники, и мне кажется, она как нельзя более точно описывает ту ситуацию, в которой нам приходится сейчас жить. И пока особых улучшений как-то не просматривается.
Неужели все так мрачно? Перефразируя не помню чье выражение, кажется, Бернарда Шоу: «Чем больше я узнаю людей, тем больше я люблю собак», могу сказать, что чем глубже я погружаюсь в тему токсинов, тем страшнее мне становится. И не за себя, конечно, – я уже не в том возрасте, а за тех, кто только начинает свой жизненный путь, особенно – за своих внуков.

Толчком к тому, чтобы я собрался наконец и попытался доступно изложить все то, что за некоторое время аккумулировал из разных источников информации, послужил мой собственный печальный опыт. Что же в нем печального? Опять классики в голову лезут: «Никогда не было, и вот опять». Опять вернулись проблемы с желчным пузырем, о чем я упоминал в посте «Рецидив», но теперь уже в другом виде. Вид другой, а проблема одна – токсины.
        Напомню коротко, о чем там шла речь. «Неприятное известие получил от моего доктора, обнаружившего колонию паразитов в моем желчном пузыре. Это тоже токсины, постоянно отравляющие весь организм. Возможно, они были той самой соломинкой, переломившей хребет верблюду. От них необходимо избавиться. Чем я сейчас и занимаюсь». Ну и как, спросите вы, удалось от них избавиться? Да, удалось, об этом я написал в ответ на вопрос, заданный мне в комментариях к посту о рецидиве: «Я провел два курса. Основное действующее вещество – Para End и Para End 1, содержит только растительные компоненты. (www.nbpure.com)
        Казалось бы, все, можно об этом забыть, но нет, та же проблема вернулась, хоть и несколько в другом виде. Если раньше колония паразитов жила в желчном пузыре и отравляла организм продуктами своей жизнедеятельности, то теперь паразитирующие микроорганизмы теперь уже вместе со ртутью обнаружились в желчных протоках, забивая их и препятствуя свободному удалению из печени токсичных отходов.
        Это всего лишь один пример из частной жизни одного человека, продвинутого, между прочим, в вопросах здоровья и постоянно держащего руку на пульсе актуальных исследований в этой сфере. Что же этот пример демонстрирует? Главным образом то, что даже если очень постараться – результат не гарантирован, и именно потому, что нам приходится жить в мире токсинов. Замечу попутно, что проблема с желчным пузырем, по словам моего доктора, принимает характер эпидемии: из каждых десяти ее пациентов только двое свободны от этого «подарка».
        Но! Из это вовсе не следует, что на борьбу с токсинами можно махнуть рукой и пустить процесс на самотек, лучше от этого точно не будет.

Что за зверь такой – токсины?
Какая связь между такими разными субстанциями как ртуть, паразиты, пестициды, микроорганизмы и, скажем, бромом. Что между ними общего? Только одно: наш организм в них не нуждается. Более того, их присутствие нарушает его работу, и поэтому все бесчисленное многообразие органических, неорганических, природных или синтезированных объектов (сюда же входят и ЭМП – электро-магнитные поля), не нужных для функционирования организма, можно назвать одним словом – токсины. (При этом, заметьте, я выношу за скобки все, что связано с химио- и радиотерапией – это отдельная история.)

Щит и меч
Что же делать? Как обезопасить себя от токсинов? На этот извечный вопрос русской интеллигенции есть только один ответ – никак. С самого момента возникновения жизни их было не избежать, не было от них спасения и в давние благословенные времена, когда большинства из них просто не существовало, что уж говорить о днях сегодняшних.
        Но не спешите отчаиваться. С момента зарождения жизни в природе зародились и механизмы противодействия токсинам и нейтрализации их – своего рода щит и меч, нападение и защита. Эти механизмы развивались и совершенствовались вместе с развитием живой материи. И выживание всегда зависело от эффективности защитных механизмов по нейтрализации токсинов. В процессе эволюции наш организм приобрел очень сложный, многоступенчатый и исключительно эффективный механизм по нейтрализации и удалению токсинов.
        Если это так, то тогда, извините, откуда такая мрачность, стоит ли тогда беспокоится? Еще как стоит. Почему? Механизм действительно очень эффективный, но эффективность любого механизма вообще и этого – детоксикации – в частности зависит от той нагрузки, которая на него выпадает, и от регулярного снабжения механизма всем необходимым для его работы.
        Теперь оставим эзопов язык и спустимся на землю, к обсуждаемому предмету – детоксикации. Итак, в наш организм, действительно, встроен многоступенчатый, начиная от клеток и кончая органами и системами, механизм детоксикации, который нуждается в бесперебойном поступлении своего рода «топлива»: витаминов, минералов, микроэлементов и т.п. Это целиком и полностью относится и к вопросу функционирования клетки: ей точно также необходимы те «кирпичики», из которой строятся все клеточные элементы, и совершенно не нужны никакие токсины. Напомню, что для перерождения клетки есть множество причин, но их все можно объединить в две: дефицит необходимых для ее работы исходных материалов и токсины, которые она не может нейтрализовать.
Это две взаимосвязанные причины.
        Поясню это на конкретном примере – механизме клеточной детоксикации, в центре которого находится Глутатион. Написал с большой буквы из большого уважения к этой не очень-то и сложной молекуле, которую за глаза еще называют Мастер-антиоксидант, отчасти из-за ее способности нейтрализовать нескончаемый поток свободных радикалов – неизбежный побочный продукт нормального клеточного метаболизма.Свободные радикалы – это тоже токсины: на секундочку отвлекся – и не только от клетки, но и от органа мало что останется. Но это далеко не единственное, что делает для нас Глутатион.
        Являясь составной частью и основой клеточного механизма детоксикации,где вместе с ним слаженно работают еще два участника: Glutathione s-transferase(GST) – энзим, который выискивает и вытаскивает всякую гадость, тяжелые металлы, например, из структуры клеточных белков и энзимов и присоединяет их к глутатиону, и серия так называемых транспортных белков, устойчивых ко всему на свете, которые ответственны за удаление всего этого добра за пределы клетки.
        Почему я опять останавливаюсь на описании работы глутатионового механизма? Главным образом потому, что по тем же самым принципам работают механизмы детоксикации наших органов. Ведь мало убрать токсины из клетки. Куда они дальше направляются? В кровоток. А дальше? В те органы и системы, которые удаляют их (токсины) из организма и работают по тем же самым, заложенным в глутатионовый механизм, принципам.Безусловно, у них есть свои особенности, но помимо общих принципов их объединяет то, без чего они эффективно работать не могут: те самые «кирпичики», т.е. исходные материалы, без которых и клетка не может нормально функционировать.

Невыносимая тяжесть
Задержимся на этом, чтобы лучше было понятно, о чем идет речь. Взять хоть те же тяжелые металлы (несколько условное понятие, поскольку алюминий хоть и легкий, но последствия от него куда как тяжелые). По моему мнению, самый зловредный и наиболее распространенный сегодня токсичный металл – это ртуть, но я уже об этом здесь столько писал, что нет смысла повторятся.Посмотрим лучше в порядке узнаваемости на менее примелькавшихся участников: алюминий, мышьяк и таллий. Откуда они к нам попадают, почему я их объединил в одну группу и что им можно противопоставить?
        Они, конечно, ни для кого в организме не подарок, но больше всего от них достается митохондрии, а именно с нее и начинается процесс перерождения клетки. Но задолго до этого сбои в работе митохондрий могут манифестироваться в виде постоянной усталости, ведь снижается выход клеточной энергии (АТР).
        Алюминий. Его источники проникновения к нам, помимо алюминиевой фольги, консервных банок и кухонной посуды – это воздух, которым мы дышим, и вода, которую пьем. Очень многие вакцины без него также не обходятся.
        Мышьяк. Он содержится в антибиотиках, которые скармливают птице, скоту и даже лососю, чтобы предохранить их от повальной инфекции в условиях «казарменного» содержания. Вот поэтому так важны органические продукты! Нередко мышьяк находят и в коричневом рисе, и таких привычных продуктах как яблочный сок и, к сожалению, вино (а еще говорят, что оно «на радость нам дано»).
        Таллий. Его, так же, как и свинец, добавляют в бензин, но если со свинцом под давлением общественности как-то уже разобрались, то с таллием воз и поныне там.
        Так вот. Достаточно убрать эту тройку из организма, и хроническая усталость перестанет вас больше донимать.
        
Противоядие есть?
А что, есть предложение, как это сделать? Можно попробовать. В отличие от многих других токсинов, каждый из этих металлов имеет антидот или своего «любимого» напарника, с которым он всегда готов соединиться и образовать нейтральное соединение, пригодное для удаления из организма.      Для ртути это сера. Цинк связывает кадмий, который я не упомянул, но который, если говорить о раке, наиболее зловреден, ничего хуже его нет. Селен, помимо того, что связывает мышьяк, кадмий,  бериллий и ртуть, так же, как и цинк, обладает еще одним крайне полезным свойством – «душит» вирусы. Калий связывает таллий. И, наконец, йод не позволяет уже не металлам, а галогенам (хлору, брому – еще одной чуме нашего века) занять места на клеточных рецепторах клеток, в первую очередь – простаты и груди.
        Поэтому так важно не только озаботится тем, чтобы уменьшить «токсинную» нагрузку, но и постоянно снабжать свой организм адекватным количеством минеров – другого выхода я просто не вижу.

По волнам
Но токсичные металлы, в борьбе с которыми какой-то выход просматривается – это далеко не все, с чем нам приходится постоянно иметь дело.
        Еще один пример рукотворных токсинов – это ЭПМ (электромагнитные поля) главным образом от всевозможных гаджетов и Wi-Fiроутеров, которые осчастливили нас совсем недавно. Но ведь они везде и,  как в старом хите, «я не сплю и не ем, не послушав Бони М», так и с ними: спать без них не ложимся, пронизывают они нас насквозь, внося хаос в межклеточную коммуникацию и разрушая механизм детоксикации. И не стоит верить аффилированным с производителями этих устройств и прикормленных ими «ученым», которые никаких причинно-следственных связей здесь не находят, как в свое время такие же «ученые» не находили никакой связи между курением и раком легких.
        На самом деле все это серьезно, и на этот счет уже есть масса публикаций с совершенно другими выводами. А можно ли что-то сделать, оставаясь в этом волновом мире? Самое простое – потратить немного времени и еще раз посмотреть пост https://montreal15.livejournal.com/25649.html, где я пытался ответить, как реагировать на этот и на другие «волновые» вызовы.

Мы есть то, что мы едим
Есть еще одна группа рукотворных токсинов, избежать которых практически невозможно, но можно пытаться снизить их нагрузку – это пестициды и гербициды. Они все больше и больше используются в качестве удобрений и, таким путем попадая с пищей к нам в организм, много чего «хорошего» там делают. В частности, разрушают стенки толстого кишечника, превращая их в решето, через ячейки которого ядовитые продукты отхода вновь попадают в кровоток. Это так называемый leaky gut syndrome или синдром негерметичного кишечника, та еще гадость, на которой я здесь не буду останавливаться, поскольку исчерпывающую информацию об этом синдроме можно без труда найти на русском языке.
        А что с этим можно сделать? Как «починить дырявый кишечник»? Что еще нужно предпринять помимо очевидного перехода на органическое (полученные без пестицидов и гербицидов) питание?
Мне конкретно помог курс МЕВО, об этом я написал в комментариях к посту «Поле чудес»: «У меня «рабочий» режим продолжался один месяц, я принимал по пять капсул три раза в день, сейчас – по две три раза в день. Видимые изменения: полностью исчезли последствия неспецифического язвенного колита, которые, страшно сказать, донимали меня почти пятьдесят лет.»

Вот паразиты!
И все же, если говорить о токсинах, то, по-моему субъективному мнению, наибольшую опасность помимо ртути представляют живые микроорганизмы – всевозможные паразиты из-за их бесконечного разнообразия, невозможности не только исключить их попадание к нам в организм, но и крайне несовершенных, нередко малодоступных или вовсе отсутствующие методов диагностики. Другими словами, паразиты есть, но они так же, как и раковые клетки, до определенного времени никак себя не обнаруживают, и сходство не только в этом, а главное в том, что они зачастую и являются причиной перерождения клетки.
        Сейчас немного поутихла «битва титанов» – спор сторонников генной и паразитарной теорий рака – но, конечно, она не прошла мимо меня незамеченной. Меня удивляла зашоренность мышления и тех, и других: паразиты, так же, как и другие токсины,  дезорганизуют работу клеточных механизмов, и в первую очередь митохондрий, которая и запускает процесс мутации генов, так из-за чего же копья ломать?
Гораздо важнее и интересней сосредоточится на том, можно ли с этим что-то сделать.
        Я, честно говоря, пока не вижу какого-то быстрого решения, и не только из-за названных выше причин, но еще и потому, что в целом этот вопрос все еще остается на обочине «большой науки».

Немного хороших новостей
Хотя есть и исключения – очень интересные и, я бы сказал, «прорывные» исследования. Не так давно появились публикации, выполненные в Cleveland Clinic’s Genomic Medicine Institute под руководством доктора Charis Eng. Исследования непосредственно связывают вероятность возникновения и последующей терапии рака груди с бактериальным дисбалансом. Серьезное исследования с участием реальных пациентов (57 человек), в котором сравнивали образцы тканей молочной железы, полученные у пациентов после ее реконструкции по косметическим причинам и по причинам наличия рака. Обнаружилось различие в количестве определенного типа бактерий – methylobacteria. Содержание этой бактерии в тканях груди здоровых пациентов было значительно выше, чем у раковых больных.
        Дополнительно к этому исследовали образцы мочи у здоровых и больных раком пациентов, где также обнаружилось существенное различие, но уже в количестве других – патологических – бактерий staphylococcus and actinomyces. Здесь совсем обратная зависимость.
        Насколько мне известно, это первое такого рода исследование, которое позволяет не только достаточно точно оценить вероятность заполучить рак груди, используя вполне доступный тест, но и предотвратить его появление и серьезно улучшить прогноз течения заболевания, просто изменяя микробиом молочной железы с помощью пробиотиков и антибиотиков. (Это то, что предлагается в публикации, хотя помимо антибиотиков есть и другие, природные, средства уничтожения патогенных бактерий).
        Это все-таки пилотное исследование, и сами авторы его так и рассматривают и говорят о необходимости проведения широких испытаний, но безусловно это шаг в очень правильном направлении. Пока это единственная такого рода публикация, мне, по крайнем мере, другие не встречались.
        И все же нет никаких сомнений, что подобную картину, помимо молочной железы, можно будет обнаружить и в других органах, непонятно только, когда это еще случится: научное сообщество, к сожалению, не торопится развернуться в эту сторону.
        А что можно сделать уже сейчас, не откладывая в бог знает какой долгий ящик, так это попросить направление на тест анализа мочи на наличие патогенных бактерий. Вполне может оказаться, что там обнаружатся другие виды патогенных бактерий, которые пока неизвестно к микробиому какого органа привязаны, но в любом случае, от греха подальше, лучше от них постараться избавиться.
Tags: токсины и рак
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 22 comments