montreal15 (montreal15) wrote,
montreal15
montreal15

Category:

Поговорим о простате

«Ну наконец-то! – скажут мои друзья по несчастью. – Но где вы все эти десять лет были? Почему раньше об этом не говорили и только сейчас спохватились?» Наверное, потому что я не делаю большого различия, как большинство онкологов, между разными видами рака: природа у всех у них одна – перерождение клетки, и именно на нем, а не на следствиях его, и стоит концентрироваться. Что я, собственно, все эти годы и пытаюсь делать. В этом посте речь пойдет о простате, но в той или иной степени нижесказанное относится и к другим видам рака, в первую очередь – гормональным.


Так что же изменилось? Почему у меня возникла необходимость говорить именно о простате? Об этом вы и узнаете из текста.
Условно этот текст можно разделить на две части. В первой речь пойдет о том, что способствует как предотвращению возникновения рака, так и замедлению и остановке его развития. Тем, кто читает мой журнал, это очень хорошо знакомая часть. Чего не скажешь о второй части, где говорится о том, что провоцирует и появление рака простаты, и, что много хуже, двигает его в сторону агрессивного метастазирующего рака.

Про биопсию, паспорт и доктора Фолкмана
Хотел бы заметить, что расхожее представление о сравнительной безобидности рака простаты верно лишь отчасти. Считается, что, в отличие от многих других видов рака, он малоопасен и протекает медленно. Откуда же тогда такая высокая смертность среди пациентов с раком простаты?
Исходя из своего опыта, могу сказать, что определенный вклад и, возможно, немалый в трансформацию из вялотекущей в агрессивно прогрессирующую форму рака простаты вносят сами урологи. Как это?! Что же делают эти «злодеи»? Ничего особенного: всего лишь следуют протоколу, который велит отправлять ничего не подозревающих пациентов на биопсию.



Если оглянуться и посмотреть на десять лет назад, то больше всего я жалею о том, что дважды сделал биопсию. Причем если первый раз это было простительно, поскольку я не имел никакого представления ни о самой процедуре, ни о связанных с ней возможных последствиях, то спустя год, когда я наблюдался уже у третьего уролога (первые два за отказ делать биопсию отлучили меня от своих тел) это была рафинированная глупость и в какой-то степени трусость. Почему трусость? Побоялся остаться один на один с болезнью, ведь здесь без направления уролога никакого теста нельзя сделать. Но это был мой последний тест, а ведь многие ходят на эту варварскую, по моему мнению, процедуру каждый год.
Во второй раз в ожидании своей очереди я успел поговорить не только с «биопсионными» старожилами, но и коротко с врачом, исполнителем этой экзекуции.
Поделился с ним своими сомнениями: что если вместо того, чтобы постоянно делать биопсию, один раз помучиться и вырезать простату к чертям собачьим. «Нет, – сказал мне уролог, – не лучше. Лучше с простатой здесь, чем без нее там».
Этот ответ мне живо напомнил ситуацию из далекой прошлой жизни, никакого отношения ни к раку, ни к простате не имеющую. Когда-то я среди других членов делегации сидел на инструктаже перед командировкой в Америку и с гордостью смотрел на свой синий служебный паспорт. Со мной рядом сидел директор головного института цветной металлургии «Гиридмет» Бочкарев, которому синий служебный паспорт оформить не успели и он маялся с красным, общегражданским. Я ехидно спросил: «Элин Петрович, что же это, Вы так с красным и поедете?» И он ответил фразой, достойной быть отлитой в бронзе: «Знаешь, Лёв, лучше с красным – там, чем с синим –  здесь». Я так смеялся, что меня хотели было вычеркнуть из состава «сурьезных людей», направляющихся в самое логово врага – не нужны там весельчаки. Но обошлось.

«А почему все-таки с простатой лучше?» – назойливо допрашивал я доктора. «А Вы знакомы с работами доктора Фолкмана?» – отвечал мне он. На тот момент я не только не читал его работ, но понятия не имел, кто это такой.
Итак, что же это за доктор. А доктор этот открыл и обосновал ангиогенез. О нем самом и его революционных работах я написал пост «Ангиогенез – движущая сила любого рака» (https://montreal15.livejournal.com/5726.html). Не могу еще раз не выразить восхищения этим человеком не только из-за того, что он сделал, но и из-за того, как он это сделал. И это несмотря на его травлю, организованную онкологическим истеблишментом, который потом вдруг прозрел и одномоментно объявил Фолкмана выдающимся классиком – сегодня ни один онкологический учебник не мыслим без раздела о ангиогенезе.
Я не буду утомлять вас пересказом, приведу только относящийся непосредственно к этой теме сформулированный им один из четырех постулатов. «Основная опухоль посылает метастазы. Но как всякая колониальная империя, она держит руку на пульсе и не дает своим колониям – метастазам – слишком большой независимости, производя специальную химическую субстанцию – ангиостатин, блокирующую рост новых сосудов».
Вот что, по-видимому, имел ввиду мой доктор, говоря о том, что «лучше с простатой здесь». И действительно, сколько я читал о случаях, когда после удаления простаты у человека через какое-то время вдруг начинал расти РSA. Как это? Ведь простата удалена, откуда же этот рост? Удалили-то ее удалили, но где гарантия, что до операции раковые клетки уже не оказались вне простаты или, что тоже возможно, не попали в кровоток во время операции? И что тогда? А тогда там, где они обосновались, возникли новые, никем не контролируемые, в точности по доктору Фолкману, множественные «простаты». Только вместо одной их может оказаться, увы, много.
Хорошо еще, если эти оставшиеся клетки останутся вблизи простаты и на них можно будет воздействовать радиотерапией. А если нет? Очаги в костях, например? Да кто знает, где они могут быть. И что с этим делать? В случае с простатой химиотерапия имеет устойчивую репутацию малоэффективного метода воздействия. Что же остается? Гормонотерапия? Работает, но временно, только до того момента, пока раковые клетки не перестанут быть гормонозависимыми. После этого начнется их лавинообразный рост – и все, конец истории.
Неужели все так мрачно?
Если полагаться только на ортодоксальную медицину, то да. Поэтому столько людей и умирает от рака простаты. А как же многочисленные случаи, когда после удаления простаты, радио- или брахиотерапии люди живут долго и счастливо? Разве их нет? Есть, конечно, но мы говорим сейчас о тех, кому повезло меньше. Какие у них опции и есть ли они?

Хорошие новости
Ну что же, пора переходить к позитивной части этого текста. Опции, безусловно есть. Одна из них – составная, но довольно эффективная часть альтернативной программы – GcMAF терапия, о которой я не только не раз писал, но и испытал ее на себе. (См. пост «Рецидив». Куда-то подевалась об этом подробная статья, но все понятно и из реферата  https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/18633461.)
Но это – только часть того, что можно и нужно для себя сделать. Ничего особо нового о том, что можно для себя сделать, я не скажу – обо всем этом я уже не раз говорил. Но возникли разной степени новизны моменты, которые пока оставались за кадром.
Вернемся немного назад, чтобы закончить разговор о биопсии. Доктор-уролог Mark Scholz, один из авторов книги, о которой шла речь в предыдущем посте, мягко говоря, очень неоднозначно относился к необходимости проведения этой процедуры и, в отличии от тех урологов, с которыми мне довелось общаться, меньше всего считал ее безопасной. От тех осложнений, о которых предупреждал Mark Scholz, меня бог миловал, но вот от чего он меня не уберег, так это от резкого прогресса заболевания. Скорость роста маркера развития рака простаты PSA после каждой биопсии у меня возрастала в два раза. Не знаю даже, как моих урологов за это благодарить, но вы, наверное, догадываетесь.
А теперь о моментах новизны в подходах к обузданию рака простаты. Сразу хотел бы заметить, что это все-таки предварительные результаты, полученные in vitro, т.е. на клетках и на мышах, хотя в клеточной модели использовали раковые клетки человека.
Что же там нашли исследователи из Техасского университета из города Остин, проанализировав 142 природных соединения, известных своими антираковыми свойствами?
Главным результатом этого долгого исследования оказалось то, что, как три карты в «Пиковой даме», в истории с раком простаты есть три природных соединения, которые, взятые вместе, драматически снижают как вероятность заболеть раком простаты, так и тормозят и даже останавливают его развитие.
Вот эти три карты, две из которых нам до боли знакомы, зато третья пока – темная лошадка.
Куркума – активный ингредиент, составляющий 3% от корня тюрмерик.
Ресвератрол – больше всего его содержится в коже и косточках винограда.
Урсоливая (Ursolic) кислота, содержащаяся в розмарине, тимьяне, базилике, кофе арабик и в кожуре многих фруктов, в первую очередь – яблок.
Хотя об этой последней карте – урсоливой кислоте – я здесь никогда не писал, но это не значит, что информация о ней мне раньше не попадалась. Попадалась среди информации о многих других фитохимикалов с доказанными антираковыми свойствами, но обо всех ведь не напишешь.
Работа этих техасских исследователей ценна и интересна не только тем, что они еще раз наглядно продемонстрировали важность синергетики, когда суммарное воздействие взятых вместе компонентов намного превышает их индивидуальное действие, взятое по отдельности, но и как и из-за чего именно в нашем случае это происходит? Привнесение урсоливой кислоты в пару «куркумин-ресвератрол» блокирует использование раковыми клетками глютаминовой аминокислоты, необходимой раковым клеткам для их роста.
О глютаминовой аминокислоте и связанных с ней проблемах я довольно подробно написал в посте «Сухой остаток» и в последующих ответах на критические комментарии. Не вижу большого смысла к этому возвращаться, но еще раз хотел бы посоветовать исключить из вашего меню всякую бакалею или то, что здесь называют processed foods. Старайтесь употреблять только цельные продукты: конечно, это более хлопотно, но овчинка стоит выделки.
Теперь несколько практических советов. Как лучше воспользоваться результатами исследования ученых из Техаса.
Здесь есть проблема, ведь не было клинических испытаний этой троицы на людях. Но это, похоже тот случай, когда кашу маслом очень трудно испортить. Относительно куркумы, если мне не изменяет память, она не вызывает никаких значимых побочных эффектов при ежедневном приеме до 12 грамм. Ресвератрол – это такая ускользающая субстанция, которую в больших количествах получить малореально.
На сегодняшний день самым лучшим и эффективным способом получить эти два «капризных» фитохимикала – это заказать их в виде liposomal curcumin/resveratrol oil. Классная вещь, имеет только два недостатка: доступность (есть много сайтов, например, http://myhealthessentials.ca/shop/supplements/herbal-remedies/liposomal-curcuminresveratrol/, где их можно купить, но относительно их доступности поручится не могу) и стоимость – цены кусаются. По этой причине приходится ограниваться только одной чайной ложкой в день, а хотелось бы как минимум две.
Но есть некоторая альтернатива. Это не совсем та пара, о которой шла речь, но тоже очень и очень эффективный дуэт: куркума+имбирь. Эта альтернатива и доступна, и финансово не обременительна. Практика получения и применения описана в посте https://montreal15.livejournal.com/19044.html и в комментарии к нему.
Наконец, Ursolic acid – урсоливая кислота. Что с ней, где и сколько ее брать. Ну, это действительно «темная лошадка», хотя она и содержится во многих обычных и доступных продуктах, но я подозреваю, что получить из них необходимую дозу вряд ли удастся. А какая это доза? Вопрос на засыпку. Единственное, на что можно как-то полагаться, – это рекомендации производителей добавок, коих очень много. Вот, например, сайт https://ru.iherb.com/pr/Labrada-Nutrition-Ursolic-Acid-Lean-Muscle-Optimizer-120-Capsules/48524, где можно приобрести эту кислоту за рубли. Ежедневно рекомендуют принимать 4 капсулы по 200 мг. На чем основаны эти рекомендации, я не знаю, но они не сильно отличаются от рекомендаций других производителей.
На этом позитивная часть заканчивается. Начинаются всякие ужастики о том, что могут таить вполне привычные и знакомые нам продукты, куда, в какие дебри они нас могут завести. Пожалуйста, пристегните ремни, прежде чем мы будем знакомится с выводами, вытекающими из работ Erin Richman/Эрин Ричман.

Предупрежден – значит вооружен
Кто такая эта Эрин Ричман и почему стоит отнестись серьезно к результатам ее работ? Думаю, потому, что она уже более десяти лет только тем и занимается, что исследует связь между раком простаты и тем, что мы потребляем. И эта связь для меня оказалась в какой-то степени сюрпризом. Я как, наверное, и многие другие, всегда считал, что умеренное, пару раз в неделю, потребление органических яиц ничем мне не угрожает. Если и вы того же мнения, тогда познакомьтесь с результатами уникального, длившегося 14 лет исследования доктора Ричман.
А что в нем уникального? Да все: длительность, количество (27.607 человек) и состав участников – все как один медицинский персонал (доктора, санитары, фельдшеры), которые на момент начала исследования уже были диагностированы с раком простаты.
Ну не томите, что же она там открыла?! Те любители яиц с диагностированным раком простаты, которые еженедельно легкомысленно потребляли два с половиной яйца и больше, на 81% увеличивали риск развития метастазной формы рака и летального исхода по сравнению с теми, кто только иногда (пол-яйца в неделю) включал их в свое меню.
Одна из гипотез такой драматической разницы в этих результатах автор связала с choline (холин). А это еще что такое? «Found in various forms throughout the body, choline , a member of the vitamin B complex family, is involved in the creation of cell membranes». – «Холин, присутствующий в различных формах в нашем организме, входит в комплекс семейства витаминов В и вовлечен в создание клеточной мембраны».
Здесь важны два момента. «В различных формах» и «вовлеченность в создание клеточной мембраны». Вот и доктор Ричман предположила, что поскольку яичные желтки богаты холином, они непосредственно вовлечены в процесс образования мембран раковых клеток при их делении, у которых, в отличии от здоровых клеток, этот процесс случается гораздо чаще.
Но здесь встает вопрос, почему только яйца? Ведь, скажем, содержание холина в мясе и других продуктах животного происхождения никак не меньше, чем в яйцах. А кто сказал, что они нам ничем не угрожают?! Доктор Ричман так совсем не считает, т.н. red meat или говядина, баранина, а также куриное мясо с кожей и молоко действуют в том же, что и яичные желтки, направлении. Правда, эти ее утверждения не подкреплены столь массивными, как в случае куриных яиц, клиническими испытаниями, но тенденция все равно просматривается.
Так что же, во всем виноват холин? Если основываться на выводах доктор Ричман, то да. Она даже разбила потребление холина на пять уровней. Те из нас, кто попадают в верхнюю, пятую, группу рискуют приобрести метастазный рак простаты и умереть от него.
Но не все так просто. Наиболее продвинутые товарищи наверняка уже приготовили вопрос. А как же быть со многими овощами, содержащими холин, как например, брокколи, где его нисколько не меньше, чем в той же говядине?
Да, это верно, только хотел бы напомнить о «в различных формах». В какой композиции мы получаем холин из того, что потребляем. Этот вопрос прекрасно изложен в прилагаемом видеоролике https://nutritionfacts.org/video/how-to-reduce-your-tmao-levels/
Я, правда, не совсем уверен, что для подавляющего большинства он окажется доступен для понимания, поскольку автор говорит на английском довольно быстро и лаконично, не заморачиваясь вопросами простоты изложения, но после третьего просмотра мне все-таки все стало ясно.
Итак, в результате метаболизма попадающий к нам с пищей холин преобразуется в ряд субстанций, самая зловредная из которых – TMAO. (Не буду ни расшифровывать аббревиатуру, ни рассказывать, как это происходит. Кому интересно – все разжевано в фильме, если появится большой к этому интерес – отвечу в комментариях.) Но здесь важно другое. Одно и тоже количество холина, полученное из разных источников, например, яичного желтка и брокколи, в плане образования этого пресловутого ТМАО, действуют в диаметрально противоположных направлениях. Поэтому продолжайте без оглядки на холин ежедневно есть брокколи и другие овощи из семейства крестоцветов. Не сомневайтесь – рак их ненавидит.



А выводы доктора Ричмана с одной стороны дополнили то, что уже было изложено относительно животных белков https://montreal15.livejournal.com/11561.html, а с другой потребовали внести коррективу в пост о гибридной диете, где говорилось, что нормально несколько раз в неделю включать в меню куриные яйца. Нет, не нормально.

Tags: рак простаты биопсия ускорение замедлени
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 43 comments