montreal15 (montreal15) wrote,
montreal15
montreal15

Category:

Сам себе врач. Может ли самодельная вакцина вылечить рак?

Последнее время мне довольно часто стали присылать статьи и не всегда даже касающиеся онкологии с просьбой их прокомментировать. Я разумеется польщен таким отношением к моей скромной персоне, но хотел бы напомнить, что у меня нет даже базового медицинского или биохимического образования, и я могу предметно комментировать только то, что на протяжении больше девяти лет постоянно изучаю, в частности могу выразить свое отношение к статье с таким названием, помещенной на весьма популярном сайте, https://republic.ru/posts/87380

Когда я ее читал, то почему-то в голове все время вертелись слова из фильма пятидесятилетней давности о докторе Айболите, где Ролан Быков в образе Бармалея с упоением распевал (за точность, правда, не поручусь): «Трус героя строя бросается вперед, нормальные герои всегда идут в обход. В обход идти, понятно, не очень-то легко. Не очень-то приятно, и очень далеко!»
Почему возникают такие ассоциации от чтения этого текста? Там ведь нет и намека на юмор. Совсем наоборот. Крайне трагичная история смертельно больного человека. Но вопрос, который вынесен на обсуждение «сделай сам», а речь идет ни больше ни меньше о вакцине от рака - это действительно напоминает длинную и крайне опасную дорогу в обход.
Вероятность положительного результата настолько ничтожна, что если такое и случится, иначе как Божьей волей это не назовешь. Если уж идти по этому пути, то лучше было бы пытаться связаться с лабораториями, которые уже работают над подобными вакцинами и предложить себя для испытания на свой страх и риск.
В последние годы методы иммунотерапии приковывают все большее и большее внимание онкологического сообщества, и часть из них уже одобрена FDA для использования в клинической практике. https://montreal15.livejournal.com/7422.html
Они созданы в основном для лечения меланомы, но есть примеры их довольно успешного применения и для других видов рака, в частности, рака легких.
Не проще было бы начать с этих вакцин и не терять время на создание собственного продукта?
Резюмирую. Никогда бы не стал пытаться самостоятельно создать препарат. Профессиональные знания здесь заменить невозможно, но я полностью согласен с идеей, что в тех случаях, когда никакого другого выхода не остается, а есть надежда, что находящийся в разработке препарат потенциально может спасти жизнь человека, нет никаких оправданий не попробовать его применить.


Вот текст статьи:
В 2015 году жителю Норвегии Владу диагностировали агрессивную форму рака легких, отчасти вызванного генетической мутацией. Месяцы операций, облучения и таргетированной терапии дали немного – опухоли продолжали расти; через какое-то время рак достиг мозга. Врачи развели руками: единственное, что они могли сделать, – облегчить пациенту остаток жизни. Но однажды, читая в интернете о болезни Влада, его шурин Джо наткнулся на статью о китайском пациенте с точно таким же раком, которому помогла разработанная персонально для него вакцина. Семья Влада решила попробовать: все, что им было нужно, – это придумать, как своими силами создать препарат для иммунотерапии, и скрестить пальцы.
Иммунотерапия – одно из последних достижений в области борьбы с раком. Исследования этого метода показывают впечатляющие, иногда невероятные успехи – вплоть до полного исчезновения опухолей там, где случаи казались безнадежными. Разные виды иммунотерапии постепенно одобряются для использования в медицинской практике, но до того, как они станут доступны большинству, пройдут годы.
Тем временем онкобольные, у которых нет шансов получить новое лечение, порой решаются на отчаянные действия: пытаются создать собственные вакцины от рака – без наблюдения врачей, специальных знаний и уверенности, что это поможет, а не навредит. Набирающему силу движению по самостоятельному созданию лекарств посвящен материал Gizmodo.
Лекарство, которым в Китае ⁠лечили 85-летнего мужчину, не спасло ему жизнь, – он умер ⁠из-за ⁠осложнений на печень. Сильные побочные эффекты и смерть пациентов ⁠нередки при использовании иммунотерапии – один и тот же препарат может исцелить одного человека, убить другого и ничего не изменить для третьего. Однако перед смертью больного китайские врачи отметили «быструю и значительную регрессию» опухолей в его легких, и это заставило семью Влада пойти на риск. Ни у жены Влада Элен, ни у ее брата Джо нет медицинского образования: она медицинский физик (что гораздо ближе к физике, чем к медицине), он – специалист по IT. Но они решили, что лучше попытаться, чем сидеть сложа руки: выяснили все, что могли, об иммунной терапии и иммунитете, выслушали советы врачей и отыскали лабораторию, где за несколько тысяч долларов им могли «собрать» аминокислотную цепочку требуемого дизайна.
Каждый, кто ⁠так или иначе сталкивался с серьезной болезнью, знает: пациенты часто ⁠становятся экспертами по своему состоянию. Существует масса сообществ, в которых люди обмениваются информацией о своем лечении и его результатах; более того, объединения пациентов спонсируют исследования, способные ускорить поиск лекарств против болезней, обделенных вниманием инвесторов и фармацевтических компаний. Самостоятельная разработка нужных препаратов выглядит логичным, хотя и радикальным следующим шагом.
Препарат, вызвавший регрессию опухолей у китайского пациента, который задумали воссоздать родные Влада, представлял собой пептидную вакцину – искусственно синтезированную цепочку аминокислот, помогающих иммунитету нацелиться на раковые клетки и эффективнее атаковать их. В настоящее время в США проводятся или планируются клинические испытания более сотни таких вакцин против рака, но ни одна пока не была одобрена для лечения онкобольных.
Патерналистской системе в медицине приходит конец
В октябре 2017 года Элен и Джо опубликовали результат собственных изысканий: 15-страничная инструкция по самостоятельному изготовлению пептидной вакцины против генетической мутации, вызывающей немелкоклеточный рак легких, была размещена в интернете и переведена на три языка. Авторы руководства призывают всех, кто интересуется описанным лечением, не предпринимать ничего без консультации с врачом и подчеркивают, что оно было опробовано всего на одном пациенте. В то же время они отмечают, что большинству больных, вероятно, так и не удастся найти доктора, который согласится приготовить вакцину, – в сфере здравоохранения слишком много ограничений. В инструкции также объясняется, что представляет собой иммунная терапия и кому препарат может оказаться полезен, а кому навредить. Указывается стоимость лечения и длительность подготовки к нему: €500–2000 и 1–3 месяца соответственно.
Норвежские власти констатируют, что видят рост популярности самолечения таких сложных заболеваний, как рак, но пока не предпринимают шагов, чтобы прекратить это движение. Одновременно они подчеркивают опасность такого подхода. Применяя самостоятельно изготовленный препарат, пациент действует на свой страх и риск – он не знает, какие аллергические реакции может запустить лекарство в его конкретном случае и каким будет ответ иммунитета – начнет ли он борьбу против раковых клеток или против здоровых.
По словам экспертов, помимо сомнений в действенности самостоятельно изготовленных вакцин, есть и другие опасности. Понадеявшись на лекарство, которое может не сработать или вызвать серьезнейшие побочные эффекты, пациенты могут отказаться от участия в легальных клинических испытаниях препаратов, которые подействуют с большей вероятностью и меньшими рисками. Наконец, не имеющий необходимых знаний человек может стать жертвой мошенников, предлагающих под видом лекарства то, что им не является. Вместе с тем критики подхода «сделай сам» признают: когда другой надежды нет, человек должен иметь возможность использовать даже малейший шанс на лечение. Кто-то верит, что ему поможет зеленый чай, кто-то уповает на непроверенную вакцину.
Семье Влада помогали норвежский врач, у жены которого был тот же немелкоклеточный рак легких в IV стадии, и профессор медицины из Германии – страны с более либеральным, чем в Норвегии, регулированием экспериментальных методов лечения. Никто из них не был уверен в том, каким будет эффект от самодельной вакцины. Элен и Джо нашли химическую лабораторию, где согласились сконструировать нужный пептид, приобрели в аптеке раствор, в котором нужно было развести препарат, и адъювант – крем, который должен был увеличить эффективность вакцины. Когда все было готово (это было непросто, но «при наличии мотивации во всем можно разобраться», говорит Элен), Владу ввели первую порцию вакцины. Поскольку заметных побочных эффектов она не вызвала, жена продолжает делать инъекции раз в неделю. Одновременно он получает еще одно лекарство, которое в Норвегии прописывают пациентам в его положении.
Самолечение иногда приводит к прорывам в медицине. Первая катетеризация сердца в 1929 году была проведена немецким врачом Вернером Форсманом на самом себе – только после этого на нее решились другие; правда, Форсман был опытным хирургом. Движение за то, чтобы страдающим от смертельных заболеваний разрешалось использовать лекарства, не прошедшие полного одобрения регуляторов от здравоохранения, началось в США в результате эпидемии ВИЧ в 1980-х годах. Судя по всему, сегодня американские власти прислушиваются к таким запросам. В августе этого года Сенат США принял законопроект, который позволяет терминальным пациентам получать терапию, прошедшую предварительные испытания на людях, но еще не получившую разрешение Администрации по надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов (FDA). Аналогичные законы параллельно были приняты в 37 американских штатах.
Можно найти много примеров того, как люди прибегают к отчаянным на первый взгляд неофициальным методам лечения – например, трансплантации чужого кала или заражению себя паразитами при болезнях кишечника. Элеонор Пауэлс, специалист по биоэтике из Вильсоновского центра, называет собственноручно созданные вакцины от рака пугающим решением, но признает, что этот подход будет становиться все популярнее. Патерналистской системе в здравоохранении приходит конец, утверждает она, медицина все более демократизируется, и пациенты неизбежно начинают искать «независимых подрядчиков» (лаборатории), которые выполнят их заказ. Они черпают и будут черпать информацию не только из слов лечащего врача, но и из других ресурсов. Вопрос только в том, как избежать уж совсем экстремальных методов самолечения. «Вакцины “сделай сам” нелегальны, и это проблема, потому что нет инфраструктуры, чтобы сделать их безопасными и эффективными», – говорит Пауэлс.
По словам Джосайи Зейнера, биофизика и биохакера, который помогает людям вроде Влада советами и ратует за более широкую доступность технологии CRISPR, инфраструктура – далеко не все. Требуется новый взгляд на медицину, потому что существующая система запрещает и потенциально опасные, и потенциально эффективные лекарства. Если какой-то вид терапии исцелит двух человек, но даст побочные эффекты у восьми других, он не попадет на рынок. Это логично: обычно человек хочет, чтобы его лечили проверенным средством. Но у людей, которым не помогают имеющиеся на рынке препараты, должна быть возможность делать выбор и использовать любой шанс, уверен Зейнер, – 20-процентная вероятность продлить жизнь лучше нулевой.
Сузанна Грир, глава исследовательского отдела Американского онкологического общества, признает, что история семьи Влада трогательна, но шанс, что приготовленная таким способом вакцина сработает, невелик. Один пептид соответствует единственной мутации в опухолевых клетках, напоминает она, поэтому исследователи обычно используют коктейль из нескольких пептидов, чтобы спровоцировать более сильный ответ иммунитета. Кроме того, пептидные вакцины чаще всего действуют в комбинации с другими методами лечения, но поиски оптимальной комбинации все еще далеки от завершения.
Те, кто выступает за самостоятельную разработку лекарств от тяжелых заболеваний, включая Зейнера и семью Влада, тоже призывают не питать ложных надежд. Процесс требует терпения, времени, денег и знаний, но даже при наличии всего этого никто не в силах обещать, что можно поискать информацию в интернете, смешать ингредиенты у себя на кухне и выздороветь. С начала лечения Влада самодельной вакциной прошло два с лишним месяца. В настоящее время в его состоянии нет ни улучшений, ни ухудшений; ноги мужчины по-прежнему парализованы – это результат проникновения рака в мозг. Семья продолжает надеяться, что препарат все же остановит разрастание опухолей, но правда в том, что никто не имеет не малейшего представления о том, чего ждать дальше. Возможно, любое лечение уже бесполезно. Возможно (хотя шансы призрачны), самодельная терапия все же сработает. «Мы просто не знаем», – говорит Элен.
Tags: самодельная вакцина от рака
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments