montreal15 (montreal15) wrote,
montreal15
montreal15

Category:

Спокойствие, только спокойствие

C таким отношением к жизни поселившемуся на крыше Карлсону о здоровье можно было бы и вовсе не думать. Ведь известно, что ”все болезни от нервов”. Не все, конечно, и не только от нервов, но вклад ментальной составляющей в приобретение и развитие большинства дегенеративных заболеваний никак не меньше, если не больше, чем то, что привносится диетической составляющей и недостатком физической активности.



Я все время откладывал обращение к этой теме не потому, что не понимал или не недооценивал той роли, которую ментальная составляющая играет в онкологическом процессе, а потому что определенная ясность была только в части констатации факта ее наличия. А вот предложить что-нибудь действительно эффективное, чтобы противостоять негативным последствиям того же стресса - с этим гораздо хуже. Что-то конечно есть, но можно ли считать это эффективным?

Тем не менее, поскольку далеко не все готовы принять и осознать наличие прямой связи между стресс-фактором и онкологией (это мое утверждение было последней каплей, переполнившей терпение трепетного модератора Онкобудней, откуда после этого я был навеки удален), мне кажется, что будет не лишним еще раз  рассмотреть, как это все происходит.

Хочу сразу предупредить, что без специальных терминов здесь никак не обойтись, но, постараюсь по возможности ими не злоупотреблять.

В результате эволюции, или того, чем мы обязаны создателю (как кому больше нравится), все многоклеточные организмы, включая и нас с вами, могут функционировать только в двух режимах. Или в режиме роста, даже если вам уже за девяносто, или в режиме защиты. Какой рост в девяносто лет? Конечно не такой, как в двадцать, но миллиарды наших клеток в любом возрасте все равно изнашиваются и требуют замены.

Легли, скажем, спать, и пока вы сладко спите, ваши клетки в режиме роста заняты созданием новых клеток из тех питательных веществ, которыми вы их снабдили, взамен изношенных. Такая благостная картина. А вот если во время сна какая-то сволочь запустит в ваше окно камень, то режим роста немедленно прервется и включится режим защиты. За брошенным камнем последуют действия, кто-то схватится за телефон, кто-то за ружье или топор, а кто-то запрется в туалете или залезет под кровать.

Но куда бы вы не кинулись, режим роста временно отключится. Что-то одно, или- или, одновременно оба режима работать никак не могут. Не могут применительно к отдельно взятой клетке, или группе клеток одного или нескольких органов, но мы состоим из 50 триллионов клеток, и даже при включении режима защиты, когда клетки многих органов и систем (пищеварительная, выделительная) выключаются из режима роста, клетки других органов, например мышечных тканей, напротив, резко активизируются.

Важно, чтобы они все не отключились, а то ведь выражение «умер от страха» может вполне реализоваться. Клетки не только потребляют энергию для своего метаболизма, но и производят ее, ту самую клеточную энергию АТР, и если все эти триллионы клеток одновременно отключаться, то фигура речи может приобрести буквальный смысл.

Но такое хотя и случается, происходит очень, очень редко. Здесь важно другое -  понимание единства многоклеточной системы, коей наш организм является, и возможность этой системы мгновенно переключать энергетические потоки, перераспределяя их в зависимости от интенсивности угрозы.


Возникают естественные вопросы: «Как же наш организм это делает, какие для этого задействованы механизмы? Кто оценивает угрозу и ее степень?»

Это вполне очевидно, работа нашей нервной системы - получать и анализировать сигналы, как извне, так из того, что происходит внутри самого организма, и если результаты анализа подтверждают реальность угрозы, центральная нервная система включает один из двух (в зависимости от источника угрозы (внешний или внутренний)) механизмов защиты.

Если, предположим, в темном переулке мы сталкиваемся с агрессивной пьяной личностью, включается механизм внешней угрозы - fight-or-flight - дерись или уноси ноги.

Немедленно активируется гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковая система (ось ГГН), которая при отсутствии угрозы никак себя не проявляет, но стоит только пьяному хулигану на вас наехать, гипоталамус сразу же эту ось активирует, выделяя кортикотропин, который прямиком направляется в гипофиз.



Гипофиз, получив такой сигнал тревоги, в свою очередь выделяет в кровоток адренокортикотропный гормон (АКТГ). Этот гормон с потоком крови достигает надпочечников, и это по сути конечный пункт оси. Надпочечники вбрасывают в кровь хорошо всем известный стресс-гормон адреналин. Наконец-то до него добрались.

У кого-то может возникнуть совсем не праздный вопрос. Зачем такие сложности, столько здесь лишних участников. Не проще ли сразу дать сигнал надпочечникам на выброс в кровь адреналина? Конечно проще, но только вот сколько его вбрасывать, ведь можно так вбросить, что мало не покажется. Количество адреналина должно соответствовать угрозе, а надпочечники - это всего лишь железы, думать и решать они не могут и не должны – не их это дело.

С потоком крови адреналин поступает в каждую клетку каждого нашего органа и в зависимости от функциональной предназначенности органа или системы оказывает на них прямо противоположное действие. Стимулирует необходимые для успеха fight-or-flight системы, прежде всего сердечнососудистую, дыхательную, мышечную, а также заднюю часть головного мозга. Происходит перераспределение энергетических потоков, чем сильнее угроза, тем больше адреналина поступает в кровь, и тем радикальнее идет перераспределение.

За счет чего? За счет полного или частичного отключения тех систем, роль которых в fight-or-flight второстепенна или минимальна. В первую очередь за счет наиболее энергоемких из них - иммунной системы и передней части головного мозга.

Да, мозга, я не оговорился. Это один из самых, если не самый, энергозатратный наш орган. Условно его можно разделить на две части: передняя, отвечающая за анализ и принятие логических решений, и задняя, отвечающая за моторику. Адреналин резко меняет энергетический баланс, направляя большую часть энергии в заднюю часть мозга и обедняя энергией переднюю.

Что же тут удивляться, что в момент сильного стресса мы начинаем плохо соображать, путаемся, не можем вспомнить простейшие вещи. Не до логического мышления, когда нужно драться или убегать!

Но стресс ведь случается не только от брошенного в окно кирпича или встречи с бандитом. Узнать например, что у вас или у близкого вам человека рак - это тоже стресс, да еще какой. Прекрасно себя помню. Услышав о диагнозе, я временно совершенно потерял способность к критическому анализу, и покорно, как овца, согласился с моим урологом на проведение брахиотерапии.

Спасибо, случай помог избежать этой экзекуции, и появилось время для восстановления работы передней части мозга.

Кстати, если речь идет о кратковременном стрессе, который случается в нашей суетной жизни чуть ли не ежедневно (пример с диагнозом сюда никак не относится), то исходя сугубо из своего опыта, для ликвидации негативных последствий такого кратковременного воздействия хорошо бы почитать или посмотреть что-то очень смешное, что называется «смешного до слез». Этот простой прием может помочь, как бы снова “перезагрузить” организм на режим роста.

Иммунная система, как вторая часть нашего защитного механизма, уже от внутренних угроз, также требует огромного количества энергии, особенно при серьезной угрозе, например, при острой кишечной инфекции, сильном гриппе и т.п. Когда такое случается, происходит зеркальное перераспределение энергетических потоков за счет снабжения обеих частей мозга. В таком состоянии не только двигаться особо не тянет, но и с мышлением плоховато. Вся высвобожденная энергия поступает на максимальную активацию всего многочисленного инструментария иммунной системы для ликвидации внутренней угрозы.

Но и в штатном режиме, несмотря на то, что часть ее инструментов, например, макрофаги или клетки-убийцы пребывают в режиме ожидания, иммунная система тем не менее для эффективного постоянного мониторинга потребляет довольно много энергии.

Кратковременный дефицит энергии (как в примере с кирпичом или бандитом) для иммунной системы, находящейся в штатном режиме, хотя и неприятная вещь, но, как правило, не влечет за собой серьезных последствий, особенно если сразу почитать или посмотреть что-нибудь действительно смешное, однако при продолжительном постоянном стрессе этого явно не достаточно.

Наш организм совершенно не “спроектирован” для противостояния длительному стрессу, у него для такого противостояния нет встроенных защитных механизмов, он не может дифференцировать внешние угрозы - столкновение с бандитом, или, скажем, угрозу начальника оставить вас без работы со всеми вытекающими из этого перспективами. Оба эти случая воспринимаются организмом как внешняя угроза с включением ГГН оси, fight-or-flight механизма и перераспределением энергетических потоков, в первую очередь частичное или полное отключение иммунной системы.

“Обесточивание” иммунной системы как раз и является не только необходимым, но и часто достаточным условием для продолжения успешной трансформации инициированных клеток, тех сотен и тысяч клеток, которые по различным причинам возникают у нас постоянно. Более подробно о том, как протекает трансформация здоровой клетки, через какие стадии она проходит -https://montreal15.livejournal.com/34308.html

В режиме роста нормально функционирующая иммунная система оставляет инициированным клеткам ничтожные шансы для завершения такой трансформации. А здесь, при постоянном стрессе, для них, инициированных клеток, открывается окно возможностей, и чем дольше длится стресс, тем шире это окно.

Этим я вовсе не хочу сказать, что каждый длительный стресс обязательно кончается онкологией. Но вот завершить трансформацию инициированной клетки в клетку раковую без серьезно скомпрометированной иммунной системы практически невозможно. Бывают, конечно, исключения, но очень редко.

А что же делать? Этот извечный вопрос здесь как-то повисает в воздухе. У меня нет на него ответа. И не только у меня. Ответа, который звучал бы как руководство к действию, что следует делать при постоянном стрессе.

И ресурс PabMed тоже не сильно мне в этом помог, за одним, пожалуй, исключением. Я имею в виду книгу Давида Сервана-Шрейбера “ «Антистресс. Как победить стресс, тревогу и депрессию без лекарств и психоанализа».

Книгу эту прочитал я лет десять назад незадолго до диагноза, и хотя ее содержание по большей части стерлось из памяти, но ощущение того, что это замечательно написанное руководство к действию никуда не ушло.

Судя по всему придется к этому тексту вновь вернуться, но теперь уже с другим уровнем базовой подготовки, и возможно после этого получится предметно ответить на вопрос: «Что же все-таки делать с постоянным стрессом?»

А если у тех, кто читает этот пост, есть собственный или чей-то успешный опыт противостояния перманентному стрессу, то обращаюсь к Вам за помощью, пожалуйста, поделитесь. Это всем очень нужно.

Tags: депрессия постоянный стресс рак
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 63 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →