montreal15 (montreal15) wrote,
montreal15
montreal15

Category:

Артемизинин, продолжение истории

              Хотел и уже начал писать update, касающийся артемизинина и его производных, о которых здесь за прошедший год уже не мало сказано, но, вскоре стало ясно, что текст разрастается и придется писать отдельный пост.

  Даже при первом упоминании о артемизине, примерно год назад, было понятно, что это могильщик не только малярийного паразита, но и раковых клеток тоже, поскольку, механизм действия артемизинина в обеих случаях одинаков и, что и у тех и других (малярийный паразит и раковые клетки), принципиально, никакой защиты от него нет.



          Но клиент, раковые клетки, оказывается удивительно живуч, цепляется за жизнь всеми своими метастазами и, хотя, конечный итог, в общем то, предрешен, но процесс требует время и серьезных усилий.

      Пока, приятно сознавать, что, похоже, онкологическое сообщество, эту кашу заварило вполне серьезно, подходят к этой проблеме с разных сторон, напоминает, что-то вроде своры собак, набрасывающихся на матерого волка.

      Откуда такое ощущение. Что стоит за этим оптимизмом о беззащитности раковых клеток перед какой-то вытяжкой из китайской разновидности травы-полыни.

      Напомню то, о чем уже здесь не раз писал. Два фундаментальных фактора, которые остаются неизменные. Раковым клеткам, как, впрочем, и всем остальным клеткам для воспроизводства необходимо железо, но поскольку воспроизводство, это то единственное, чем они непрерывно заняты, железа им нужно очень и очень много.
      Поэтому, на их мембранах аномально много рецепторов на трансферрин, носитель железа в плазме крови, а в самих клетках создан специальный механизм, позволяющий “запасаться” этим железом.

   Важно, что это основополагающий фактор, который раковые клетки изменить никак не могут, если только не передумают быть раковыми и не захотят опять стать нормальными.

    С другой стороны, молекулы этой китайской травы содержит в себе  атомы очень слабо связанного кислорода. И, если таким молекулам удается попасть в раковую клетку, полную железа, то эти кислородные атомы, немедленно, окончательно отцепляются от матрицы, окисляют железо, превращаясь в свободное радикалы, которые, буквально, разрывают эту клетку изнутри.

    Минуточку, но точно также, создавая в раковых клетках лавину свободных радикалов, действует радио терапия. Откуда же такой энтузиазм.

     Из принципиальной фундаментальной разницы, не из-за самого механизма гибели злокачественных клеток, вследствие массированного появления в них свободных радикалов, здесь как раз никакой особой разницы нет, а из-за того, откуда эти свободные радикалы в клетках возникают.

В одном случае, как с нашей полынью (артемизинин или его производные), они(атомы кислорода) привносятся из вне, вместе с самой полынью, а в другом, как при радио терапии, свободные радикалы под воздействием излучения образуются из того кислорода, который уже находится в клетках.

      Но, беда в том, что кислорода в раковых клетках, много меньше чем в здоровых. Они потому и стали раковыми, что получают энергию, в основном, за счет ферментации глюкозы, а для этого кислород, им просто не нужен, даже вреден.

      По этой причине, при такой терапии, неизбежно, ущерб несут здоровые клетки, где кислорода несравненно больше, чем в злокачественных (хотя,в отличие от раковых, здоровые клетки снабжены мощным встроенным механизмом нейтрализации свободных радикалов, непрерывно возникающих, как побочный продукт работы митохондрий, но, против такого лома, в лице излучения, нет приема. С ним они, по большей части справится не могут) и на роль могильщика рака эти терапии, пока, совершенно не годятся.

      Сравните. При химио терапии разрушение каждых пяти раковых клеток, сопровождается гибелью одной нормальной, а в случае с полынью это соотношение совсем другое -12000 к одному. Вот такая цена вопроса. Практическое отсутствие побочных эффектов и гарантированное разрушение раковых клеток.

    Есть, правда, одна небольшая деталь из-за которой весь сыр-бор и возникает. Нужно, что бы молекулы вытяжки этой полыни (артемизинин или его аналоги) как-то в эти злокачественные клетки попали, где их, как нетрудно догадаться, никто, особо, не ждет.

    Простой прием артемизинина, в виде капсул или таблеток, по многим причинам, не самый лучший способ для него соединится с раковыми клетками. Тем не менее, даже при таком “дедовском” методе получены результаты сравнимые и, нередко, по эффективности превосходящие классические методы, не говоря уже о практическом отсутствии побочных эффектов.

  Теоретически уже сейчас проблема попадания артемизинина(в дальнейшим под этим будем, по умолчанию, понимать все разнообразные варианты соединений, полученных из полыни( Artemisia annua L) в раковые клетки, во многом, решена.
      Почему теоретически. Возможно, это не совсем удачный термин. Теории, как таковой здесь никакой нет. Теоретически, только потому, что до сих пор, клинические испытания на людях только собирается проводить

(-In fact, preliminary research has progressed so well that one company in the Pacific Northwest, working to improve Artemisinin’s effectiveness, is ready to initiate phase one trials in relation to breast and prostate cancer, as soon as they are able to fund the project.

-В действительности, предварительные исследования по повышению эффективности артемизинина столь успешны, что одна из компаний на северо-западном тихоокеанском побережье готова инициировать первую фазу клинических испытаний пациентов с раком груди и простаты, как только будет найдено финансирование),

но, зато уже прошли два этапа исследований, in vitro на клетках и in vivo  на мышах, с очень высокими результатами.

  Что же такое придумали доценты с кандидатами, что бы не просто обеспечить необходимую концентрацию артемизинина в плазме крови, но, конкретно в районе опухоли и, не, просто, превалирующую  его там концентрацию, но и способ, при котором раковые клетки, сами, как бы, приглашают его к себе, к себе внутрь, заходите, пожалуйста.

Для лучшего понимания, как работает этот супер компаунд, давайте посмотрим на то, что происходит при оральном приеме артемизинина , какие ”подводные камни” лежат на его пути к цели-раковым клеткам.

      Заключенный в таблетку или капсулу артемизинин, прежде чем попасть в кровоток должен без потерь пройти через желудочно-кишечный тракт, что, практически, никогда не случается, и, только после этого, уже через стенки тонкого кишечника он попадает в плазму крови.        
   Но, через некоторое время(по разным оценкам 3-5 дней), у клеток тонкого кишечника возникает резистентность к артемизинину и нужно делать перерыв (3-4 дня).

  Вероятность встречи артемизинина с раковыми клетками прямо зависит от его концентрации в плазме крови, которая, к сожалению, носит пиковый характер и довольно быстро падает. К тому же, сформировавшееся опухоль, хотя первоначально и несет потери, но, так же как и при химио терапии, успевает перестроится(тот самый, упомянутый выше, перерыв в приеме артемизинина) и создать защитные механизмы, препятствующие проникновению артемизинина в клетки.

      По этим причинам, опубликованные, из врачебной практики результаты применения артемизинина, носят не системный характер. Наиболее значимые результаты получены при использовании артамизинина на начальных этапах заболевания.

  В качестве примера сошлюсь на одно из очень немногих исследований, результаты которого опубликованы сравнительно недавно. Небольшой пилотный проект, где участвовало всего 15 пациентов с раком простаты, из которых у пяти простата была удалена, но проблема вернулась. Остальные 10 пациентов, до этого никакой терапии не получали. Клинические испытания продолжались в течение трех лет.

Результаты оказались вполне ожидаемые. Эффективность орального приема артемизинина прямо коррелировала с тем, насколько далеко зашел процесс.

Правда, можно найти и другие примеры, из клинической практики отдельных врачей, когда вполне сформировавшиеся опухоль при приеме артемизинина исчезала без следа, но, не берусь судить об их воспроизводимости и достоверности.

    Что же я имел ввиду, говоря о своре гончих и сером волке. То, что многие ведущие лаборатории всерьез озаботились этой проблемой(доставки артемизинина непосредственно в раковую клетку) и привлекли для ее решения всю королевскую рать современной био технологии.

Начало этому положили работы проф. Lay из Университета Вашингтон, предложившего соединить вместе артемизинин с трансферрином(носитель железа в плазме крови). Если артемизинин в раковых клетках никто не ждет, то трансферрин, там более чем  welcome, всегда пожалуйста. На поверхности мембран раковых клеток рецепторов на трансферрин много больше, чем у здоровых.

    Казалось бы проблема решена. Клетки любых видов рака при встречи с таким гибридом , назовем его для простоты (А/Т), быстро и полностью погибали. Но опыты на мышах не были столь однозначны. Матерая опухоль, понеся в начале огромные потери, начинала как-то приспосабливаться, процесс ее разрушения начинал резко тормозится.

   Ни в коим случае нельзя недооценивать невероятную способность сформировавшийся опухоли к любым изменениям окружающей ее среды. Внутри нее, в ее стволовых клетках, такие “химики” сидят, о которых мы мечтать только можем. Они не только способны решать проблемы, но и решать их очень быстро. Но, не мгновенно. Все равно им требуется время.

    Поэтому, задачей следующего этапа, было, лишить их этого времени, не дать понять и разобраться, где нормальный трансферрин, а где волк в овечьей шкуре или Троянский конь.

А для этого, нужно действовать быстро. Быстро организовать вокруг раковой опухоли и всех ее метастазов высокую, превалирующую концентрацию этого убийственного для них гибрида.

    То что было достаточно очевидно, это поместить  А/Т в фосфолипидную капсулу, используя липосомную технологию, что само по себе не так уж и ново. Ряд витаминов, минералов и фитохимикалов в таком виде уже можно найти в продаже.

      Новым является использование нано техники, которая привносит в липосомную технологию качественно новый элемент, практически, ни чем не ограниченную возможность для проникновения А/Г в любые точки организма, в том числе, что исключительно важно, в кости и костные ткани.
       В результате слияния этих двух технологий наш артемизинин-трансферриновый гибрид (а уже появились работы, где участников гибрида дополнили куркумой, создав своеобразный коктейль), имея нано размеры, уютно разместился в капсуле из фосфолипида, которая не только надежно предохраняет его при прохождении через желудочно-кишечный тракт и обеспечивает беспрепятственное поступление в кровеносную систему, но, и, благодаря нано размерам, позволяет сохранять его стабильный уровень концентрации в плазме крови достаточно долго.
     И это еще не все. Что не менее важно, сама эта фосфолипидная капсула “рассматривается”  клетками нашего организма, как готовый строительный материал.

   Ведь основная часть мембраны любой клетки, как раз и состоит из фосфолипидных молекул. И эти молекулы тоже нуждаются в постоянном обновлении и чем “мучится” с синтезом фосфолипидов из подручных материалов, гораздо проще и соблазнительней заполучить уже полностью готовый кусок строительного материала.

Вот они его и получают, а то, что внутри этого подарка находится сюрприз, так кто же им об этом скажет.

   Через какое-то время, опухоль, конечно, и в этом разберется. Поэтому, опять же, время терять нельзя. Пока она не разобралась, ее нужно уничтожить.
А для этого, желательно, не просто, обеспечить высокую концентрацию липосомного А/Т в плазме крови, но сделать как-то так, чтобы весь он, быстро, собирался в районе опухоли.

    И как же это можно сделать. Честно сказать, среди тех “завиральных” идей, которые  крутятся в голове, когда постоянно читаешь определенного рода литературу, была и такая (почти чистая маниловщина), что хорошо бы сделать так бы, чтобы активное вещество освобождалось бы только при встречи с раковой клеткой, покрыв, например, как в нашем случае, фосфолипидную оболочку специальной пленкой, которая бы растворялась в кислой среде. В среде, с низким рН, который всегда окружает раковую опухоль.

    Но вот, бывает же так. Иногда случаются вещи, которые никак не ожидаешь. Подумаешь о чем то, и, оказывается, что это уже есть, кем-то уже это сделано.

    Я, просто, с трудом поверил своим глазам, прочитав - “pH-Responsive Artemisinin Derivatives and Lipid Nanoparticle Formulations…..”  (- реагирующий на изменение рН артемизинин липид /нано компаунд…),т.е., сделанный по нано/липидной технологии компаунд, который активируется только в кислотной среде.

 Это, действительно, прорывная вещь и не только в отношении артемизинина, ведь его место могут занять, используемые в химио терапии, клеточные яды(опять маниловщина,хотя, кто знает), что могло бы во многом изменить эту терапию, сделало бы ее, как социализм, с человеческим лицом.

  Какой же сухой остаток из всего сказанного. Чем мы можем воспользоваться уже сейчас. Нужно ли ждать, когда все эти замечательные технологии будут рутинно применяться в клинической практике, стоит ли применять артемизинин в том виде, в котором он пока доступен.

    Безусловно стоит и, не только потому, что, несмотря на практическое отсутствие полномасштабных клинических испытаний, очень много публикаций, подтверждающих его высокую эффективность, особенно в сочетание с приемом куркумы , резвератрола и других фитохимкалов, т.е. тогда, когда он является частью антираковой стратении, но и потому, что помимо прямого действия, о котором здесь шла речь, многие работы демонстрируют другие его многочисленные анти раковые функции.

  Принимать артемизинин, даже в том виде, в котором он сейчас широко доступен, безусловно, стоит. Только, вот эта его доступность и нарастающая популярность может стать и главным препятствием к эффективности этой терапии. Слишком много тех, кто использует эти факторы, просто, для быстрого обогащения, продавая, под видом артемизинина и его производных, абы что.

    Польза будет только от продукта отвечающего “pharmaceutical grade quality”, другими словами, тестированного и одобренного сертифицированными лабораториями.

Эти и другие вопросы, связанные с различными производными артемизинина, в этот текст уместить никак не получится. Если к этому будет серьезный интерес(об этом можно будет судить по количеству лайков) напишу отдельный пост.

          А из описанных выше технологий, уже сейчас, липосомный артемизинин, коммерчески доступен.Сейчас, пытаюсь изучить  предложения разных производителей и, надеюсь скоро, смогу сделать какие-то свои , во многом, конечно, субъективные рекомендации. Совершенно, не хотелось бы заниматься здесь какой-либо рекламой, поэтому помещу, как обычно, эту информацию в виде update.

Tags: артемизинин липосомо нано технологии
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 69 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →